Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / АУКЦЫОН : Книга учёта жизни
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

АУКЦЫОН : Книга учёта жизни

Автор: Стас ЕФРОСИНИН
Дата: 20.02.2007
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Звуки.Ру

Чего ждёт зритель, идущий на АукцЫон? Самый исчерпывающий ответ: АукцЫон. Можно пойти на любой другой концерт любимой группы или артиста, и при этом внутренне ожидать чего-то большего, чего-то меньшего, чего-то третьего. Но только от АукцЫона можно ожидать только АукцЫона. Это не знак качества, и не гарантия хорошего настроения: АукцЫон на то и аукцион, что повышает ставки. И повышает требования к своему зрителю. В их случае не спрос диктует предложение, и не бытие формирует сознание: эти люди создали своё неповторимое художественное пространство и забили на все форматы и зрительские симпатии.

Давным-давно ирландский писатель Джеймс Джойс написал свой знаменитый роман «Улисс». Написал он его, конечно не сразу: на это ушло десять лет. Но результат оправдал ожидания: книга стала бестселлером. Многим из современных читателей кажется тогдашний успех необъяснимым: роман абсолютно нечитабельный в традиционном понимании. Джойс намеренно создавал всевозможные межтекстовые барьеры, плёл паутину потока сознания. Тогда это было прекрасным новшеством для скучающей массы интеллигенции. Подкупал драйв отрицания, бунт новаторства. Теперь для многих это просто зевотная скука. Но именно для последних, так сказать, для потомков, Джойс и мастерил всё множество своих формалистических препятствий. Это литература для избранных, — хотел подчеркнуть писатель.

Думается, то же самое сейчас происходит и с АукцЫоном. А точнее — с АукцЫоном под водительством некоего Л. Фёдорова. Сегодняшних слушателей команды подкупает, конечно, их драйв. Но драйв с точки зрения вечности — понятие непостоянное. Другими словами, каждая эпоха колбасится под свой рок-н-ролл. И если эксклюзивность того или иного художественного явления держится исключительно на драйве, можно смело констатировать: такое искусство актуально сегодня, но лет через двадцать с ним захотят познакомиться разве что любопытствующие эрудиты. И содружество художников под названием АукцЫон — прекрасно это осознают. Для потомков они приберегли кое-что ещё. Но об этом чуть позже…

В клубе «Апельсин» в минувшую субботу было, как и всегда душно и тесно. Как и всегда, как и везде, все обливали друг друга дорогим-дешёвым пивом и корябали сигаретами. После такого шаблонного вступления логика репортажа требует следующего разрешения: но, несмотря на всё это… Нет! Нет, чёрт возьми, всё это ужасно мешало, даже, несмотря на исповедальные откровения на сцене. Но… Мы все боролись с отвращением друг друга, каждый пытался заставить себя думать, что и он (как в метро) составляет часть этой зловонной толпы, а, следовательно, ненавидеть толпу — означает ненавидеть себя. Концерт был, в общем, вполне традиционным: Гаркуша читал стихи, звучали всеми любимые хиты («Всё вертится», «День Победы», «Карлик-Нос» и др.), кроме, разве что, истоптанной «Дороги». Необычным мне показалось исполнение некоторых совсем древних песен. Причём, не сам факт их исполнения, а смысл исполнения. Самое неизгладимое впечатление лично на меня произвела «Книга учёта жизни» с альбома «Вернись в Сорренто». Тогда, в конце 80-х намеренно подростковые строчки («Не хочу и/ не умею/ быть таким как все!/ Этот вызов/я бросаю /логике вещей!») звучали как ОБЭРИутский стёб. Теперь голоса Фёдорова-Гаркуши обрели интонации манифеста. Т.е., слова «Иногда/ в голову лезут странные мысли» — звучат уже, как мне показалось без постмодернистского ёрничества.

И вот мы плавно подошли к тому, о чём не закончили говорить в середине. Местами очень и очень интересные тексты Гаркуши и Озерского — не главное в АукцЫоне. А что тогда? Виртуозная, артистичная, гипнотическая игра Николая Рубанова — не главное в АукцЫоне. Мощная ритм-секция, жонглирование самыми разнообразными дикарскими ритмами там тоже не главное. Но что же тогда? Неповторимая непредсказуемость инопланетянина-Лёньки — даже это не самое главное в содружестве под названием АукцЫон. Так что же там самое главное?

…Конечно, то, что я скажу дальше — исключительно моё субъективное мнение. Я не призываю никого вступать со мной в дискуссии; более того, я уверен, что если кто-то захочет со мной поспорить, то я сразу сдамся. Ну, так вот. АукцЫон — это последняя авангардная группировка двадцатого века. Эксперимент в том виде, в каком он представлялся художникам ушедшего столетия заканчивается вместе с АукцЫоном. В их книге учёта жизней собраны все основные тенденции развития искусства века научно-технического прогресса: от примитивизма до фри-джаза, от постмодернизма до неореализма. Их потому и любят, и будут любить в будущем, что они никогда не заканчивали экспериментировать. И эксперимент, в отличие от всех остальных современных художников и артистов, они понимали в той сложной совокупности сущностных процессов сознания, как понимали его авангардисты начала прошлого столетия. Но, пожалуй, больше никто не сможет позволить себе этого эксперимента: двадцатый век закончился и закончилось его мировоззрение, а вместе с этим заканчивается и прекрасная книга учёта жизней созданная творческой группировкой АукцЫон.

20.02.2007

© webmaster@auctyon.ru