Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Леонид Фёдоров в программе "Аргентум" 27.03.2005
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Леонид Фёдоров в программе "Аргентум" 27.03.2005

Автор: А. Плющев, Д. Борисов
Дата: 01.04.2005
Прислал (о, а, и): Somebody
Впервые: Эхо Москвы

Д.БОРИСОВ – В Москве 23:05, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов, давно я с вами не… виделся здесь, что ли, но я снова рад вас приветствовать, Александр Плющев здесь как всегда. Привет!

А.ПЛЮЩЕВ – Привет! Добрый вечер всем! И, дорогие друзья, скорее записывайте, если кто не знает наши всевозможные контакты. 974-22-22 и 755 –87-05 для абонента «Эхо Москвы». Это наш эфирный пейджер.

Д.БОРИСОВ – И есть также sms-приемник, куда вы можете в течение эфира присылать sms-сообщения, они окажутся у нас с Плющевым на наших эфирных мониторах.

А.ПЛЮЩЕВ – Возможно, будет включен в течение эфира телефон. Говорим мы это не случайно, потому что редкая возможность сегодня у вас будет пообщаться с человеком, который нечасто, прямо скажем, появляется на публике – ну, в смысле, дает интервью и общается с журналистами или с вами непосредственно. Но на сайт на наш пришло несколько десятков вопросов, мы их тут немного отобрали и самые интересные, как нам показалось, зададим обязательно. Так что, дорогие друзья, не теряйтесь! У нас сегодня в гостях Леонид Федоров, известный вам как сольно, так и по группе «Аукцыон». Добрый вечер!

Д.БОРИСОВ – Добрый вечер!

Л.ФЕДОРОВ – Здравствуйте!

А.ПЛЮЩЕВ – Самый распространенный вопрос, который касается вас и, собственно, группы «Аукцыон»… но начнем мы с другого: 2 апреля выходит Ваша пластинка новая, сольная.

Л.ФЕДОРОВ – Ну, наверное, не сольная, нет.

А.ПЛЮЩЕВ – Не сольная?

Л.ФЕДОРОВ – Нас с Владимиром Волковым.

А.ПЛЮЩЕВ – А! И будет называться она “Таял”.

Л.ФЕДОРОВ – “Таял”, да.

А.ПЛЮЩЕВ – Она будет презентована в Москве?

Л.ФЕДОРОВ – Да.

А.ПЛЮЩЕВ – Хороший у нас разговор пока получается. Мне нравится. Так, 2 апреля в ЦДХ?

Л.ФЕДОРОВ – Да, в ЦДХ.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну вот, дорогие друзья, я практически все говорю за Леонида Федорова, а он подтверждает. Может быть, надо что-нибудь такое сказать, чтобы он сказал «нет», я не знаю? Все билет уже проданы?

Л.ФЕДОРОВ – Я не знаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот… Как Вам погода?

Л.ФЕДОРОВ – В Питере была лучше, сейчас мы уезжали. Там была такая весна, такой… тепло…

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, я так понимаю, что Леонид-то сейчас больше в Москве находится нежели в Питере?

Л.ФЕДОРОВ – В последнее время да, к сожалению. Или к счастью…

А.ПЛЮЩЕВ – А почему «к сожалению»?

Л.ФЕДОРОВ – А может, к счастью, ну, я не знаю, ну, просто так… вот…

А.ПЛЮЩЕВ – Вам нравится… где больше нравится – в Москве или в Питере?

Л.ФЕДОРОВ – Ну… Вы знаете, мне… мне везде нравится.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо, тогда перейдем собственно к вопросам, которые задавали наши слушатели, возможно, они будут более, так сказать, подходящие, что ли, нежели наши глупые. Ну так вот, очень многие спрашивают, собственно, что для Вас группа «Аукцыон» сейчас, тем более, что как отмечает один из наших радиослушателей, 95-м годом датируется последний альбом «Аукцыона», и значит ли это, что группа «Аукцыон» существует сейчас только в концертном варианте, и больше ее пластинок, возможно, не будет?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, я не знаю, будет там или не будет. Ну, для меня они значат очень много, т.е. это мои любимые друзья, с которыми я живу на протяжении уже много… всю сознательную жизнь, по сути дела. Вот, и… а будут ли пластинки – ну, Вы знаете, мне напоминает… даже неважно, будут ли пластинки или нет, может…

Д.БОРИСОВ – А от чего зависит?

Л.ФЕДОРОВ – Не знаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, от вдохновения, от чего, это творческий момент или технический, или денежный?

Л.ФЕДОРОВ – Творческий, творческий. Ни денежный, ни технический, творческий.

Д.БОРИСОВ – Т.е. просто нет песен?

Л.ФЕДОРОВ – Нет, песни есть.

Д.БОРИСОВ – Так в чем же проблема?

Л.ФЕДОРОВ – Не знаю. Ну… нет, проблемы нет никакой, кстати. Ее нет просто. Для меня ее нет, потому что для меня каждый раз, когда я выхожу с ними на сцену, вообще, это праздник.

А.ПЛЮЩЕВ – Дорогие друзья, присоединяйтесь к нам по координатам, которые мы вам рассказали. Мы сегодня прослушаем, ну, как минимум три композиции с нового альбома Леонида Федорова под названием «Таял» и начнем прямо сейчас.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ – Это программа «Аргентум», мы работаем не только в прямом радиоэфире, но и в прямом фотоэфире на сайте liveargentum.tk вы можете наблюдать фотографии, сделанные специально обученными людьми прямо в ходе этого прямого эфира.

А.ПЛЮЩЕВ – А мы продолжаем задавать в том числе… скорее даже, ваши вопросы Леониду Федорову, который сегодня у нас в студии. Вот пишет Корсакова Ева, психолог-консультант – вообще, возможно, ее работа наложила отпечаток на характер вопроса, сейчас поймете, почему. «Примерно с 95-го года, — пишет она, — хожу на ваши концерты, вожу друзей посмотреть на потрясающего актера Гаркушу, послушать ваши старые и новые песни, но, к сожалению, наблюдаю некоторое однообразие. Вы же такие творческие – почему ваши выступления столь предсказуемы?»

Л.ФЕДОРОВ – Я даже не знаю, я никогда не думал, чтобы они были предсказуемыми или не предсказуемые. Честно сказать, когда выхожу на сцену, я вообще не отдаю отчет, стараюсь… более того, я стараюсь, чтоб этого отчета никто не отдавал, на сцене находящийся. И поэтому мне трудно сказать… ну да, может, с 95-го года они такие предсказуемые. Но мне кажется, что при всей предсказуемости наших выступлений таких выступлений больше, собственно, и нет.

А.ПЛЮЩЕВ – Я читал в одном из Ваших интервью о том, что Вы очень многие концерты считаете неудачными.

Л.ФЕДОРОВ – Вы знаете, были периоды, когда мы играли очень плохие концерты. Сейчас, мне кажется, как ни странно, кстати, концерты более удачные в основном.

Д.БОРИСОВ – А Вы прислушиваетесь к чьему-нибудь мнению? Вам интересно, что скажут люди, там, о концерте?

Л.ФЕДОРОВ – Друзья, друзья.

Д.БОРИСОВ – Только друзья, только близкие люди?

Л.ФЕДОРОВ – Ну…

Д.БОРИСОВ – А вот что обычные поклонники..?

Л.ФЕДОРОВ – Вы знаете, ну, как бы так получилось, что наши… ну, так судьба повернулась, что, как бы, все даже пластинки, которые у нас выходили, там, или альбомы – я не знаю, как это называется сейчас – они вообще не понимались никак никем, но друзья всегда мне, вот, кто тогда был и сейчас… кстати, друзья тоже немножко поменялись. Вот, в общем. Но они всегда, как бы, называют… «да, вот это здорово, а это хуже, это лучше», ну, там… и поэтому, ну…

Д.БОРИСОВ – А правду говорят, как кажется? Или часто прощается?

Л.ФЕДОРОВ – Я даже не знаю, потому что, честно говоря, мне как-то… мне как-то вот… мне очень важно было всегда и сейчас, как все происходит, а момент, когда уже песня вышла, она мне как-то уже безразлична даже. Я, честно говоря, не очень понимаю, хорошая она или плохая. Мне интересно ее играть или нет. Ну, потом как ни странно, иногда всплывают очень странные вещи, которые я давно забыл, а они вдруг всплывают и начинается их… как-то становится их интересно играть. Ну вот… и поэтому мне сложно, там, как бы, вот, на этот вопрос ответить, потому что… ну наверное, я не знаю, предсказуемый он или непредсказуемый, но мне это просто интересно. Мы выходим на сцену… я выхожу на сцену, скажем так, не мы даже – я именно – потому что мне это интересно. Т.е. если бы мне было бы неинтересно, я бы не выходил, наверное.

А.ПЛЮЩЕВ – Здесь Ирина спрашивает: «У слова «Таял», — она имеет в виду название нового альбома, — много значений, и все они, в общем, не радостные: «исчезновение», «разрушение», в каком-то смысле даже «умирание» – «растаял, перестал быть». Скажите, — спрашивает Ирина, — Вы сознательно касаетесь темы смерти в Вашем творчестве, или это получается непроизвольно? И вообще, Вы боитесь смерти?»

Л.ФЕДОРОВ – Ну, да, это хороший… да. Вы знаете, в какой-то момент я очень боялся смерти, ну, в детстве, где-то, наверное, лет до 25. Потом в какой-то момент я очень ее хотел, а сейчас она мне безразлична и мало того, она мне смешна. И я считаю, что вообще, все, вот… и как ни странно, мне показалось, что все творчество «Аукцыона», в какой-то момент мне показалось вдруг, что все, что мы делали, это какая-то такая вещь, которая борется со страхом смерти, т.е. мы, как бы, интуитивно просто с этим боролись. Вот, мы и боремся, собственно. Поэтому тема смерти, она на самом деле смешна, потому что на самом деле ее нет, я в этом сейчас вот, на 42-43 году жизни, я понял, что, собственно, ее нет.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут, раз мы заговорили о смерти, отличный вопрос от «Жителя с планеты Земля» поступил на наш сайт, который спрашивает: «А что такое жизнь? Вам не страшно существовать незнамо откуда и незнамо куда?»

Л.ФЕДОРОВ – Ой, не, это весело, на самом деле. На самом деле, это самое лучшее существование. Потому что, ну, это же интересно же. Там, незнамо куда…

А.ПЛЮЩЕВ – «Незнамо откуда, незнамо куда» не страшно существовать?

Л.ФЕДОРОВ – Не, не страшно. Хотя иногда, в общем-то, задумываешься.

А.ПЛЮЩЕВ – Мы продолжим, наверное, сразу после следующей композиции с альбома «Таял».

Д.БОРИСОВ – Да, не забудьте про 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы», все вопросы скидывайте туда в ходе этой программы.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ – Ну, это только предстоит, а пока в эфире программа «Аргентум», Александр Плющев, Дмитрий Борисов и Леонид Федоров у нас сегодня в гостях. Еще раз добрый вечер!

А.ПЛЮЩЕВ – Добрый вечер, Леонид!

Л.ФЕДОРОВ – Здравствуйте еще раз!

А.ПЛЮЩЕВ – Мы продолжаем. Дорогие друзья, еще раз напомню, 974-22-22, 755-87-05, для абонента «Эхо Москвы» — наш пейджер, а также sms-эфир. Виктория спрашивает – мы стараемся в основном ваши вопросы задавать, потому что… ну, с другой стороны, мы могли пообщаться с Леонидом и вне эфира, а вот вы вряд ли. Итак, «Леонид, в последнее время Вы часто говорите, что очень любите, когда Вам сочиняется как бы случайно, вдруг. Почему? Вам кажется, что это знак свыше или Вы таким образом пытаетесь избежать ответственности за то, что сотворили?»

Л.ФЕДОРОВ – Я даже не знаю, мне нравится, когда я удивляюсь тому, что происходит в творчестве, в собственном, в своем, естественно, потому что в чужом, естественно, меня всегда все удивляет. А в своем настолько это все всегда предсказуемо было до 95-го года, что через какое-то время я просто понял, нафиг мне нужно, я просто хочу удивляться, чтобы за меня… не я сочинял, а кто-то. Вот так и происходит.

А.ПЛЮЩЕВ – Леонид Федоров у нас в эфире, продолжаем принимать ваши вопросы, но пока есть возможность, я зачитываю еще те, которые пришли к нам на сайт.

Д.БОРИСОВ – Через интернет, если можно, я, тут…

А.ПЛЮЩЕВ – Давай, давай, вклинься.

Д.БОРИСОВ – …один вопрос есть, хороший такой, мирозданческий, от Николая Миронова из Москвы, он подписался «Словесник»…

А.ПЛЮЩЕВ – Только я хотел задать!

Д.БОРИСОВ – Прости, Плющев, прости, отдыхай! «Леонид Валентинович, — обращается к Вам Николай, — возможно ли описать в словах и образах музыку, которая еще не воплощена, не написана, не сыграна, а только слышится и живет где-то внутри?» Что такое? Что за еще не написанные песни? Вы чувствуете внутри себя?

Л.ФЕДОРОВ – Внутри да, внутри чувствую, а сказать сложно. Это… такая, как, не знаю, радостное такое предвкушение, знаете, как… ну, такое, как, знаете, идешь на пасеку, а ты не понимаешь, что тебе предложат там – медовуху или просто мед, или, там, соты, я не знаю. Т.е. вот такое какое-то… ну, т.е., вот, вообще, непонятное…

Д.БОРИСОВ – Т.е. это какое-то чувство, это не…?

Л.ФЕДОРОВ – Не, это просто какое-то есть всегда ощущение, когда – от каждой песни, кстати, от хорошей или плохой, неважно. Или там, от музыки, не знаю, даже музыки. Я не знаю, от чего, просто всегда есть ощущение какой-то такой… «вот, вот сейчас, сейчас отойду и получу!» Потом через год слушаешь, думаешь: Господи! Ужас.

Д.БОРИСОВ – И продолжение этого вопроса: что помогает воплотить? Много невоплощенных идей, вообще, остается?

Л.ФЕДОРОВ – А я даже не знаю, много ли их… самое смешное, что вообще идей немного. А что помогает воплотить?.. Да просто желание, не знаю, какое-то такое ощущение… Вы знаете, ощущение не… несоответствия, т.е. какое-то такое дикое… зуд такой, да, который… непокой и, вот, такой… или когда все чего сделал, так, в покое, потом, опять же, слушаешь, думаешь: Господи! И ради этого стоило, там, трястись, там… Самые кайфные вещи, мне кажется, это вот такие получались, когда не было некоего зуда, не было ни после него депрессии. Вот, таких немного, но они были. Вот, на мой взгляд, это самое высшее… когда просто человек – «хоп!», чего-то само сделалось, и…

Д.БОРИСОВ – И все получилось?

Л.ФЕДОРОВ – Нет, что-то получилось, а потом ты послушаешь – «вот, как хорошо!» Именно, вот, когда даже не успел послушать в тот момент, когда ты, понимаешь, вот… Таких немного, там, на мой взгляд, ну, я помню, ну, навскидку вспомню только две таких песни – это «Внутри собаки» с Хвостом и «Моя любовь» на «Птице». Вот…

Д.БОРИСОВ – Такие, the best?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, они даже не the best, нет, это, понимаете, корявость, там, всякую… ну, вот, нет никаких к ним претензий, понимаете, т.е. они не вымученные, они… ну, просто – «Вот, посмотрите! Посмотрите!» Типа, чего-то плюнул, бросил…

Д.БОРИСОВ – А во сне снятся песни?

Л.ФЕДОРОВ – Ой, Вы знаете, иногда бывает ужасно. Но они каким-то кошмаром снятся, т.е. там ничего хорошего не снится.

А.ПЛЮЩЕВ – Я тогда вернусь из снов на землю с помощью Кати из Москвы, которая задает самый что ни на есть прямой и конкретный вопрос: «Что у Вас сейчас лежит в карманах, если они есть?»

Л.ФЕДОРОВ – Пустые.

А.ПЛЮЩЕВ – Ничего, Катя, ровным счетом ничего.

Д.БОРИСОВ – Но ничего – это тоже что-то.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, Виктор еще более конкретный вопрос задает, но уже имеющий отношение к профессиональной все-таки деятельности: «Выступаете ли Вы на квартирниках, и если да, то как туда попасть?»

Л.ФЕДОРОВ – Ой, давно не выступал, и, честно говоря, не хочу. Т.е., ну не знаю даже почему. Вы знаете, там каждый концерт как-то выматывает. Почему-то хочется, чтобы выматывало не в квартире.

А.ПЛЮЩЕВ – Тогда вымотает Вас в ближайшее время в ЦДХ, 2 апреля в 18:30 будет презентация альбома «Таял». Я все правильно сказал?

Л.ФЕДОРОВ – Yes.

Д.БОРИСОВ – А чисто теоретически, если не квартирник, возможно устроить какой-то частный концерт с участием Леонида Федорова?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, в принципе, да, но это, опять же, все зависит от каких-то… настолько много всяких концертов и вообще всего. Т.е. у меня как-то нет…. Сил очень много уходит вообще на жизнь. Я стараюсь как-то очень дозированно – ну, не получается, наверное, но дозированно давать, вот, всему, потому что очень много всего. Т.е. жизнь вообще очень насыщенная, помимо концертов у меня вообще очень много всего, чего происходит. И помимо творчества, в том числе. И поэтому квартирник – я уж так думаю: Господи! Ну, мне тяжело, и т.е… нет сил уже, не хватает…

Д.БОРИСОВ – Нет сил, или просто не хочется общаться настолько близко с людьми?

Л.ФЕДОРОВ – Не, не, мне как-то даже… я даже не понимаю, я… я, честно говоря… мне кажется даже, что я не общаюсь с людьми настолько близко, даже… просто нет именно сил, т.е. вот потому что…

Д.БОРИСОВ – А что ж так съедает Ваши силы, чем Вы занимаетесь кроме творчества в жизни? Если не секрет, да, что?

А.ПЛЮЩЕВ – Что происходит помимо концертов, да, вот, помимо творчества?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, какая-то бытовая какая-то… ну, много сил отнимают родственные какие-то связи, и не знаю… как называется по жизни? Я не знаю… И… для меня творчество – оно постоянно, т.е. если оно прекращается, то я болею.

Д.БОРИСОВ – Т.е. мешает только быт? Нет какой-то такой…

Л.ФЕДОРОВ – Нет, быт не мешает, он, наоборот… он, на самом деле, он меня… он, на самом деле, оттеняет. Вот, а мешает именно вот… т.е. концерт мне кажется… мне иногда кажется, что концерты должны быть очень такие… ну, они, в принципе, так и происходят иногда, самые лучшие концерты, они происходят как-то очень редко и правильно. Т.е. они, вот… как-то должны быть нечасто.

Д.БОРИСОВ – Тут была Земфира у нас пару программ назад…

А.ПЛЮЩЕВ – Ты вообще не даешь слово сказать!

Д.БОРИСОВ – Прости, я сейчас… сейчас, я… я молчу, сейчас, чуть-чуть… и она говорил, что иногда лучше, вот, петь для избранных, вот, за большие деньги, но редко, чем давать большие концерты, но часто.

Л.ФЕДОРОВ – Ну, мне пофиг, я… избранных, я не понимаю, что такое избранные, для меня…

Д.БОРИСОВ – Ну, речь идет о каких-то обеспеченных людях.

Л.ФЕДОРОВ – Ну, я понимаю, да. Ну, нет… мне, вообще, я как-то… я, честно говоря, не очень люблю за большие деньги и для избранных… т.е., что значит, не очень – вообще не люблю. Мне нравится… т.е. лучшие концерты, которые для меня в последнее время – это с «Аукцыоном» в небольших клубах и на хорошем звуке – вот это кайф. Там, лучший концерт, например, который мы за последнее время сыграли – это был на пустом зале, в клубе «Молодая гвардия», например. Когда там было 26 человек, мы считали, в зале, и т.е…. ну, вот это был лучший концерт, на мой взгляд, один из лучших, по крайней мере. Т.е. мы просто… такой оттяг, когда, ну, свободное все и, вот, такой кайф.

Д.БОРИСОВ – Т.е. Вам для полной свободы души нужен такой пустой «Олимпийский»?

Л.ФЕДОРОВ – Нет, «Олимпийский» мне, вообще, не нужен, и я считаю, что время сейчас не для больших… Вообще, мне кажется, что сейчас время для камерных таких вещей, потому что, там, удивить кого-то на большой какой-то сцене, да… т.е. на самом деле, для этого не нужно ума много и сил даже не нужно много, просто, там, деньги и какое-то… ну, все понятно, там уж как сделать – все понятно. Мне интересно какие-то вещи, когда ты, вот, можешь просто, вот, на пустом месте сделать объем, чтобы, вот, всех, да, кто здесь, вот, стоит – вот это круто. На мой взгляд это кайфово намного… кайфовей… ну как… круче –я не знаю, как назвать, ну т.е. это правильнее, потому что все остальное – это избитые какие-то формы, мне неинтересно, когда понятно, как сделать – мне неинтересно.

А.ПЛЮЩЕВ – А я тут слышал вот о частных концертах – продолжая эту тему, которую Дима поднял – слышал, что Вы выступили тут как-то в Давосе.

Л.ФЕДОРОВ – Да, да, да.

А.ПЛЮЩЕВ – Причем, я не удивился, увидев в этом списке, там, Валерия Меладзе или даже группу «Чайф»…

Л.ФЕДОРОВ – Да, очень смешно было.

А.ПЛЮЩЕВ – Но совершенно удивился, увидев там Вас.

Л.ФЕДОРОВ – Да, это было смешно, ну… ну, просто наш приятель, он нас туда и вписал. Ну, в общем, был кошмар, с моей точки… ну, т.е. выступили… мы выступили кошмарно. Вот… ну, мне кажется, это нормально, что… во-первых, что мы выступили кошмарно, и что нас туда вписали. Ну…

А.ПЛЮЩЕВ – А что, там не было настроения играть? В чем проблема?

Л.ФЕДОРОВ – Вы знаете, оно, настроение было, но, видимо, не то.

А.ПЛЮЩЕВ – Или, может, воздух швейцарский, там, я не знаю?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, нет, видимо не то, ну, не хватило какой-то такой т.е… молодости не хватило – не знаю, чего. Т.е. не хватило просто вот… там, может быть, еще лет 10 назад, там, с «Аукцыоном», может, было бы и здорово.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Так, сейчас нам предстоит решить, что мы ставим следующее, насколько я понимаю – да, Дим?

Д.БОРИСОВ – Ну, мы можем поставить с нового альбома, собственно, у нас есть…

А.ПЛЮЩЕВ – Да, с альбома «Таял» следующую песню.

Д.БОРИСОВ – Да, и потом мы вернемся.

А.ПЛЮЩЕВ – И потом продолжить.

Д.БОРИСОВ – Да. 974-22-22, абонент «Эхо Москвы» – наш эфирный пейджер.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ – 23:41, есть еще 19 минут у вас, чтобы пообщаться с Леонидом Федоровым, по-моему, не успеваем мы даже все вопросы сайта задать, кое-что есть еще на пейджер – не знаю, успеем ли включить телефон или нет. Ну, тут вопрос от Дмитрия, продавца мультимедиа. Ну, во-первых, он всяческие респекты высказывает, но затем переходит на личности: «Леонид, было бы интересно узнать, как Вы, талантливейший из музыкантов нашей андеграунд-психоделической рок-сцены, могли связаться со столь попсовым и бездарнейшим Сергеем Шнуровым?» — спрашивает Дмитрий. «У Вас есть что-то общее с ним или Вы просто показали свое превосходство над примитивными приматами этого бесполезного коллектива?» Ну, и достаточно, там просто следующей вопрос уже от Дмитрия пошел – чтобы не перебивать.

Л.ФЕДОРОВ – Ну, вот в тот момент, мы когда познакомились с Сергеем Шнуровым, собственно, из группы «Ленинград», для меня это был такой, вообще, прорыв. Т.е. я думал: наконец-то появились молодые люди, которые, так – эгей! – взяли все и зачеркнули всю поп-эстраду и сделали новую эстраду, вот и все. Мне было интересно – в тот момент. Вот и все насчет приматов.

А.ПЛЮЩЕВ – Ага. Еще один вопрос. Федор, заведующий кое-чем, спрашивает – это, я так понимаю, пародия на главную страницу Вашего сайта, вот это «заведующий всем» у Вас, кажется, написано на leonidfedorov.ru: «Леня, многие утверждают, что на последних Ваших альбомах, — ну, качество, собственно, записи имеется в виду, — чересчур небрежен звук. Я сам, не придавая значения шумам, был несколько расстроен, узнав, что Вы в Вашей домашней студии записываетесь на мини-диск. Ну согласитесь, это явно не hi-end. Я понимаю, глупо ожидать, что Вы станете готовить эссе-CD или, там, нарезаться на винил, хотя стоило бы, но все-таки, почему Вас, замечательного экспериментатора, так мало заботит вопрос адекватного сохранения результатов Вашей работы?»

Л.ФЕДОРОВ – Ну, мне кажется, во-первых, что когда я… «Лиловый день», да, собственно, когда я писал на мини-диск, да, мне как раз очень нравился именно этот вот, такой звук. Т.е. я считаю, что… я как раз прекрасно понимаю разницу между high-end’ом и мини-диском, и я как раз… мне именно нравится, что это записано на мини-диск, т.е. я считаю, что это абсолютно адекватный звук, адекватный той мысли, тому состоянию, настроению и вообще, и музыка получилась адекватной, по-моему.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну мы прямо сейчас, практически, и послушаем песню с этого альбома, после следующего вопроса от ученика Василия: «Правда ли, что на своих концертах Вы не будете больше никогда исполнять замечательную песню «Дорога»?»

Л.ФЕДОРОВ – Ну, видимо, долго не смогу. Дело в том, что в какой-то момент у меня сел голос, наверное, где-то на октаву, может, ну, на две, и честно говоря, мне… ну, во-первых, мне, честно говоря, и не хочется ее исполнять, потому что это было давно, больше 10 лет назад. И я никакой не питаю особой любви к этой песне, и играть ее не так интересно, как остальные. Ну, может быть, когда-нибудь… иногда у нас бывает такой всплеск, такой «оп! Давай сыграем «Дорогу!» И мы играем.

Д.БОРИСОВ – Вот жалко, скажу я от себя.

Л.ФЕДОРОВ – Я понимаю, но, честно говоря, я того держусь… мне все равно. Ну, была песня и была. У нас была масса замечательных песен, которые, собственно, вообще никогда не игрались. Они все равно есть, и эта такая же, собственно.

А.ПЛЮЩЕВ – Я понимаю сожаление многих людей, в том смысле, что они-то, может, Вас и узнали благодаря этой песне, потому она из немногих, которая хоть как-то попадает на радио.

Л.ФЕДОРОВ – Слава Богу, ну, пусть, вот, она на радио и играет.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну да, может быть такое хитрое разделение: на радио одно, а на концертах другое. Ну что ж, давайте послушаем «Музыку мою» с «Лилового дня».

Д.БОРИСОВ – Заходите на liveargentum.tk и наслаждайтесь живым фото-эфиром с программы «Аргентум» с Леонидом Федоровым.

ПЕСНЯ (говорят одновременно)

Д.БОРИСОВ – Продолжаем программу «Аргентум»…

А.ПЛЮЩЕВ – 23:48…

Д.БОРИСОВ – Да. 23:48, это программа «Аргентум» на «Эхе Москвы», Дмитрий Борисов и Александр Плющев, и Леонид Федоров сегодня у нас в гостях.

А.ПЛЮЩЕВ – Еще раз добрый вечер, и заканчиваю с вопросами, которые поступили к нам на сайт. Здесь где-то, только что, ну… блин, взял, потерял.

Д.БОРИСОВ – Я не буду тебя называть Машей-растеряшей.

А.ПЛЮЩЕВ – Да это совершенно точно. Куда дел? – не знаю совершенно. Ну да ладно, тут были и на пейджер вопросы, Бог с ними. Давай знаешь что? – давай я все-таки от себя задам один вопрос – о предстоящей 2 апреля презентации в ЦДХ. Что будет исполнено – вся ли новая программа будет сыграна или частично, и что будет из старых вещей. Или это еще секрет, или Вы еще не знаете?

Л.ФЕДОРОВ – Скорей, не знаю. Ну, не знаю пока.

Д.БОРИСОВ – Слишком много вариантов ты предложил.

А.ПЛЮЩЕВ – Когда это решается?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, в последний момент.

А.ПЛЮЩЕВ – Перед концертом или прямо непосредственно на?

Л.ФЕДОРОВ – Иногда бывает и в… я не знаю, когда это будет решаться в данный момент, но вообще, может решаться в любой момент.

Д.БОРИСОВ – Плющев, вот ты сейчас можешь сказать, кто будет гостем следующей программы «Аргентум»?

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, нет.

Д.БОРИСОВ – А ты такие вопросы задаешь!

А.ПЛЮЩЕВ – Да, это всего лишь чей-то… Да, у нас на день позже, ты знаешь. У нас 3 апреля будет программа. Так что не могу ничего поделать.

Д.БОРИСОВ – Да. 974-22-22, абонент «Эхо Москвы», здесь…

А.ПЛЮЩЕВ – А может быть, мы один звонок какой-нибудь примем? Чего-то как-то жалко без звонков. Нет?

Д.БОРИСОВ – Ну, 203-29-22, минутки через две тогда. Вы пока набирайте – 203-19-22. Вот, а мы потом возьмем наши головные телефоны…

А.ПЛЮЩЕВ – Вот, нашел я. Это, видимо, наш коллега, Олег Евдокимов из Саратова спрашивает: «Ждем «Таял» с нетерпением. Вопрос: играются ли сейчас концерты с не жестко фиксированной суммой гонорара, а с процентом от сбора? Помнится, правда, давно один из «аукцыоновских» концертов в нашем городке, — Саратов имеется в виду, — проходил именно на таких условиях, поставив до сих пор непобитый рекорд заполнения площадки».

Л.ФЕДОРОВ – Ну, 90 процентов концертов играется со входа.

А.ПЛЮЩЕВ – Процента от сбора?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, да. А может, и больше, чем 90. В основном мы играем…

А.ПЛЮЩЕВ – Ну что, есть у нас звонки, Дим?

Д.БОРИСОВ – Давай попробуем, 203-19-22. Только Вам потребуются, да, вот эти вот черные предметы такого, не очень белого вида. Алло, здравствуйте, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло, здравствуйте…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Димочка!

Д.БОРИСОВ – Там у нас разные слушатели попадаются.

А.ПЛЮЩЕВ – И все, в основном, какие-то неадекватные.

Д.БОРИСОВ – Абсолютно. Алло! В эфире молчат.

А.ПЛЮЩЕВ – Мы теряем время. Откровенно теряем время. Хорошо. Типичный вопрос для нашего эфира: «Леонид, а какую музыку слушаете Вы сами и участники тех проектов, в которых участвуете? И в чем совпадают или расходятся ваши музыкальные вкусы?».

Л.ФЕДОРОВ – Вы знаете, там спектр настолько широк, что я даже… мне трудно даже обозначить какую-то границу, потому что… начиная от каких-то бардов и кончая… там, не знаю, Бетховеном. И… и… современными, там, какими-то композиторами, классическими – не знаю. Вы знаете, ничем не распадаются, ничем не… т.е. все, с кем я общаюсь, у нас только такие… мы такие всеядные, и нам нравится все, что нас будоражит по-настоящему. И все, и, собственно, нам нравится Высоцкий, нам нравится… не знаю, там, … не знаю, и какие-то там… понимаете, ведь суть даже не в какой-то музыке, которую ты слушаешь, а в какой-то, вот, знаете, каком-то энергетическом каком-то… когда тебе дают какую-то такую… правильный такой посыл, такой энергетический, и, как бы, ты: «А, вот, здорово!», и все. Т.е. не нравится мертвечина, которая, собственно…к сожалению, большинством заполнен эфир – и вот это, да, меня… я, честно говоря, сейчас, вот, по телевизору, я проматываю МУЗ-ТВ, там… МТV, по-моему, у нас нет, да? MTV нет, слава Богу. Вот, а все музыкальные эти самые я проматываю просто.

А.ПЛЮЩЕВ – Все музыкальные из одного?

Л.ФЕДОРОВ – Да, да… ну, там неважно, там какие-то еще появляются, я стараюсь сразу… потому что…

А.ПЛЮЩЕВ – Ну как, в некоторых районах Москвы еще сейчас О2-ТВ показывают.

Л.ФЕДОРОВ – Не хочется забивать…

Д.БОРИСОВ – Ну да, телеверсия «Аргентума».

Л.ФЕДОРОВ – Я понимаю, что это, как бы, может быть, неправильно я делаю, и… но… мне комфортно, я, как бы… нравится канал «Культура» по телевизору, например. Или «Эхо Москвы», да, тоже стоит все время на радио. И это не потому, что оно, там, какое-нибудь крутое, но потому, что оно действительно, хоть иногда они дают какую-то настоящую, там, информацию…

Д.БОРИСОВ – Они молодцы вообще.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, мы тоже часто слушаем.

Л.ФЕДОРОВ – Не, не, нет, они не молодцы, кстати говоря, кстати говоря, вы не правы, они не фига не молодцы. И про «Культуру», и про «Эхо Москвы», я бы еще больше «культурил» и еще больше бы «эхил».

Д.БОРИСОВ – К вопросу…

Л.ФЕДОРОВ – Потому что мне кажется, все таки в том вакууме, в котором находится сейчас, на мой взгляд, вообще, информационная какая-то… понимаете, закончилась эпоха магнитофонных этих всех штук, когда информация передавалась по магнитофонам, по телефонам, по вот этим, пластиночкам, вот каким-то там, на гибких, там, я не знаю – она закончилась. И остался на самом деле, сейчас Интернет, да, радио, вот, телевидение… ну, убого достаточно, очень убого. Т.е… не вздохнуть.

Д.БОРИСОВ – Вопрос от Елены: «Вы самостоятельный человек?»

Л.ФЕДОРОВ – Ой, нет конечно, что Вы, я зависимый, вообще, от всего. В том числе, и от убогих радиостанций, и от телеканалов. Нет, вообще, я не самостоятельный абсолютно.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, так понимаю, что вопрос задавался не столько даже в творческом смысле, как…

Д.БОРИСОВ – Вообще, по жизни.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, в бытовом плане.

Л.ФЕДОРОВ – Да как самостоятельный? Я вообще завишу от всех – от жены, от детей, от мамы. Да, я не знаю, нет.

Д.БОРИСОВ – Вы не можете себя назвать главой семьи?

Л.ФЕДОРОВ – Главой могу назвать, с точки зрения, что я как-то пытаюсь содержать все это дело. Но я не самостоятельный.

Д.БОРИСОВ – Катастрофически жалко, что у нас заканчивается время, но мы еще успеем поговорить пару минут сразу после следующей композиции.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ – Это программа «Аргентум», у нас остается меньше двух минут, Леонид Федоров наш гость сегодня… Вот жалко отпускать Вас.

А.ПЛЮЩЕВ – Я бы, конечно, воспользовался таким запрещенным приемом, и попросил бы Леонида Федорова в эфире просто прийти к нам еще раз как-нибудь.

Л.ФЕДОРОВ – Ну, как получится уж, знаете. Желания особого нет.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот так, да, твердого обещания мы так и не дождались, да. А кстати…

Д.БОРИСОВ – Надо давить… надо давить на тех, от кого зависит человек.

А.ПЛЮЩЕВ – Это с одной стороны, с другой… ну, это было известно, что Леонид Федоров вообще, такой непубличный человек, и редко дает интервью, общается с журналистами неохотно… Тут был вопрос на… здесь на наш сайт: почему так? Что… в чем проблема? Почему не нравится Вам разговаривать или давать интервью?

Л.ФЕДОРОВ – Ну, Вы знаете, я даже не знаю. Мне кажется… ну, во-первых, я… я считаю, что все, что я говорю, это вообще такой, какой-то бред. Это, ну… ну правда, я не умею говорить на… вообще. Т.е. с родными я могу общаться, ругаться, там, не знаю, там, материться. А с… с… ну как-то я не понимаю, я, честно говоря, не очень могу даже и… вот что я могу людям..?

А.ПЛЮЩЕВ – Леонид, простите, у Вас дети кто – сын или дочь?

Л.ФЕДОРОВ – У нас две дочки и сын.

А.ПЛЮЩЕВ – Т.е. две дочки есть?

Л.ФЕДОРОВ – Да.

А.ПЛЮЩЕВ – Замечательно. Ну просто Вы сказали, что с родными нормально – у нас Дмитрий Борисов неженат, поэтому есть возможность породниться – вот я о чем.

Л.ФЕДОРОВ – А!

Д.БОРИСОВ – Как ты глубоко копаешь!

А.ПЛЮЩЕВ – А то!

Д.БОРИСОВ – Я как-то даже… так…

А.ПЛЮЩЕВ – Поэтому мы, может быть, еще когда-нибудь встретимся, дорогие друзья.

Д.БОРИСОВ – Спасибо большое, ненадолго прощаемся.

Л.ФЕДОРОВ – До свидания!

А.ПЛЮЩЕВ – До свидания!

Д.БОРИСОВ – Спасибо большое! Ну а программа «Аргентум» продолжится в следующем часе.

27.03.2005

© webmaster@auctyon.ru