Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Книжная полка музыканта Леонида Федорова
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Книжная полка музыканта Леонида Федорова

Автор: Esquire
Дата: 23.06.2007
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Esquire, июнь 2007

1. Казимир Малевич. «Лень как действительная истина человечества».
Страстная защита лени. Малевич пишет свой трактат во время первых пятилеток. Он говорит: «Что за бред – пятилетка в четыре года? Революция произошла, чтобы освободить человека труда от труда. Даже Бог, создав мир за шесть дней, на седьмой отдыхал, и до сих пор отдыхает. И правильно: не надо доводить труд до безумия, радость должна оставаться. Бред какой-то, этот труд».

2. Эразм Роттердамский. «Похвала глупости».
Глупость – вещь! Когда наш прародитель сожрал яблоко, началась всякая дребедень. Глупость дороже.

3. Иоганн Кеплер. «О шестиугольных снежинках».
Маленький трактат о том, что весь мир состоит из шестигранных структур. Кеплер понял, как он устроен, глядя на снег за окном. Просто посмотрел в окно – никаких микроскопов! – и стал первооткрывателем кристаллографии. Моего частичного физико-металлургичечского образования достаточно, чтобы сказать: «Он ничего не видел, но при этом ни слова не соврал».

4. Джонатан Сфивт. «Путешествия Гулливера».
Лучшая книга про людей – независимо от типа общества.

5. Сэмюэль Бэккет. Трилогия («Моллой», «Мэлон умирает», «Безымянный»).
Лучшая книга про нелюдей.

6. Милорад Павич. «Другое тело».
Роман, который хотя бы можно читать. И даже интересно. Пробовал недавно читать «Числа» Пелевина – не получилось. Сорокина не получилось. Евгения Попова друзья советуют, но я не могу. А Павич читается. Хотя после Джойса вообще никого читать невозможно.

7. Джеймс Джойс. «Улисс».
Глобальный масштаб. В XX веке ничего лучшего не написано. Если пишешь в жанре романа, то после Джойса все – «после». Он обозначил путь. Маркес, Хемингуэй, Эко и Павич дышат оттуда.

8. Блез Паскаль. «Мысли»
Удивительный молодой человек. Ученый, а думал о душе не меньше, чем о науках. Удивительно. Очень религиозная книжка.

9. Владимир Мартынов. «Конец времени композиторов».
Образец пессимизма. Мартынов доказывает, что духовный путь зависит от исторического момента, в котором ты живешь, а вещи жизненные сегодня подменяются более искусственными. Я, правда, не знаю, для кого и для чего Мартынов пишет, но это совпадает с моими размышлениями о деградации людей и музыки.

10. Алексей Хвостенко. «Верпа».
Даже не ожидал, что он такой мощности поэт. В «Верпе» много стихотворений, которые не стали песнями, поэтому я их раньше не знал. Это поэзия глубоких мыслей, а не искусство литератора, как у Бродского. Бродского читать скучно: первые четыре строчки еще имеют смысл, а дальше он уже давит на эмоции. Постпушкинская поэзия вся в основном какая-то театральная. А вот у Хвоста, Введенского, Хлебникова и Волохонского театра нет. Простота и сила языка, каждое слово не для красоты, не для рифмы, а потому, что так надо – за гранью добра и зла. И при этом, в отличие от Введенского, у Хвоста все солнечное. У него стихи, как дети двух— четырехлетние: не ужасные, не прекрасные, а просто правильные.

11. Анри Волохонский. «Роман-покойничек».
Тонкая стилизация без нарочитости, мастерство точного попадания в стиль. Не случайно песня «Над небом голубым» заслужила всеобщую любовь. Дело в том, что у Волохонского есть юмор, ирония, стиль, но он совсем не сноб. Жду, когда издадут его пьесы; через год обещают.

12. Александр Введенский. Собрание сочинений в двух томах.
Любимый автор недостижимой высоты. Ничего нет прекраснее: «Воздух море подметал, как будто воздух есть металл». Поразительно безличная поэзия. В отличие от Пастернака, Мандельштама, Маяковского – никакого лирического героя. Те сильно за себя в творчестве переживали. А вот у Введенского, который позволял себе наглость писать не про людей, а для людей, – самая несладкая, жесткая и правдивая поэзия. Сравнимая с Гомером и Данте.

13. Леонид Аронзон. Собрание произведений.
Не пафосный, не заумный, но и не банальный поэт. Качественная простота. Симпатично, что не концептуальный. Хотя Крученых лучше.

14. Алексей Крученых. «Стихотворения. Поэмы. Романы, Опера».
Демократическая революция в языке. «Тык, мык, пык» – сегодня все так говорят, как он писал. И он гораздо веселее, чем Маяковский.

14. Корней Чуковский. «Чукоккала».
Веселая книга.

15. Бруно Монсенжон. «Рихтер. Дневники. Диалоги».
Точка зрения музыканта, но не только на музыкальные события. Слава Богу, он не сплетник.

17. Николай Носов. «Приключения Незнайки».
Лучшая детская книжка для взрослых. Очень жизненные истории.

18. Лев Толcтой. «Война и мир».
Первый том – магия письма – не оторваться.

19. Николай Гоголь. «Мертвые души».
Последняя глава, про Россию.
© webmaster@auctyon.ru