Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Будетлянин
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Будетлянин

Автор: Александр Горбачев
Дата: 03.02.2010
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Афиша

Ходил вчера в гости к Леониду Федорову слушать новый альбом — записанный в Америке с Рибо и Медески; называется «Разин, Рим и лев», по Хлебникову. Признаться, это был первый раз, когда я в этот дом пошел без завышенных ожиданий — потому что выбор текста (собственно поэма «Разин», вся полностью написанная палиндромами; взгляните, если не читали) казался несколько спорным, а возможные следствия этого выбора — какими-то совсем дремучими. Но зря я усомнился, разумеется.

Альбом сначала хотели писать в Японии с Отомо Йошихиде, но не сложилось — и возникла идея снова привлечь Рибо с Медески. В Америку Федоров с Волковым должны были лететь вдвоем, уже примерно придумав всю драматургию пластинки — но за день до отбытия выяснилось, что контрабасисту не дают визу; Федоров полетел один. Как всегда, в общем — череда случайностей, которые в дальнейшем приводят к единственно верному результату. Что такое «Разин, Рим и лев»? С одной стороны, как написали бы в пресс-релизе, поклонники творчества Леонида Федорова услышат много любимых мотивов. Тут есть вещи типа «ЛФ играет в Animal Collective» (так ни разу и не сподобился спросить у автора, слышал ли он их; почему-то уверен, что нет), «ЛФ играет в рэп» и «ЛФ играет в джаз»; есть обрушивающиеся внезапно крещендо, акустический транс и мелодии такой красоты и тонкости, что сердце в пятки уходит. Есть очень трогательный финал. В общем — все вроде бы как всегда. А с другой — ну, эта музыка какая-то совсем распахнутая настежь, не в смысле — свободная (свободы тут полно, но она, по счастью, никогда не переходит условной границы, за которой превращается в бардак), а в смысле — мировая. Во-первых, из-за Медески с Рибо, которые играют сильно по-нездешнему (Рибо еще то и дело какие-то практически лед-зеппелиновские риффы запускает, к слову). Во-вторых, из-за Хлебникова. Если следить за альбомом по либретто, по тексту то есть, в нем возникает сильнейшая внутренняя драматургия; собственно, музыка текст практически фабулизирует, дает ему его же собственный непроясненный до того сюжет (Федоров очень здорово рассказывал, как объяснял Медески и Рибо, что они играют; впрочем, эту деталь я все-таки для журнала приберегу). Но если не следить, даже и не скажешь, что поют тут по-русски: это полнейшая глоссолалия, где значение имеют уже не слова, но фонемы. И это язык насколько темный, настолько и универсальный: про Федорова вообще принято такое говорить, но именно этот альбом я легче всего представляю себе изданным на Paw Tracks или на Tzadik, потому что там он не более и не менее понятен, чем здесь. Причем — на любом из двух этих лейблов.

Тут есть еще вот какой момент — типичино российский дефект восприятия. Понятно, что на Федорова здесь (и под здесь я имею в виду и этот блог тоже) смотрят отчасти как на пророка, как на человека, который находит и формулирует что-то важное. Притом что он, кажется, скорее хочет и пытается быть, как те же Рибо с Медески — насчет них же никто не переживает, что они записывают по пять альбомов в год, на них никто не пытается возлагать бремя ответственности за бытие. Понятно, что Федоров такой один, но из этого ведь следует и то, что он может быть, каким ему заблагорассудится. «Разин» — альбом, как мне показалось, совсем не про экзистенцию (в отличие от «Волн», допустим), а про музыку, причем не столько про поиск в ней каких-то путей, сколько про само переживание ее как процесса, что ли.

А еще Федоров говорит, что в «Аукцыоне» всегда была важна ирония, а «Разин» — первый его альбом, в котором иронии нет вообще. Ну и в принципе — хватит иронии, раз даже Путин какой-нибудь уже ничего всерьез не говорит.

Презентация «Разина» с Рибо и Медески произойдет 11 марта в Питере и 12 — в Москве. Альбом, помимо прочего, очень круто оформлен — вся поэма жутко красиво расписана в буклете замечательным шрифтовиком Юрием Гордоном.

Ну и информация, не имеющая прямого отношения к теме поста: в процессе последовавших за прослушиванием коньячных посиделок Федоров рассказал, что они с Волковым еще и сейчас записывают — точнее, уже почти записали — музыку и песни по мотивам пушкинского «Каменного гостя» (но не на стихи) для спектакля Алексея Аграновича — видимо, вот этого. Несколько вещей повезло послушать — очень мощная ария собственно Гостя с громыхающим Моцартом и таким командорским битом; очень тихие и трогательные песни Лауры; собственно музыкальное сопровождение — очень курехинское в хорошем смысле слова. Премьера уже через три недели.

3 февраля 2010

© webmaster@auctyon.ru