Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Было, не прошло
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Было, не прошло

Автор: Катерина Котовская
Дата: 29.04.2007
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Журнал "Компакт"

«Девушки поют»

После январского «Ждать»-сингла в головах с заломами на букве «Ы» засвербел вопрос. Отчего это группа, умеющая пробраться даже в самые брюзжащие и недоверчивые к черноземной музыке мускульные сумки, по недосмотру названные сердцами, до сих пор не коллекционирует стадионы, придворные залы и многорукие аудитории?

Знали ответ, конечно, знали. «Аукцыон» — таинство очень личное. Саднящей в груди стрункой с соседом по танцевальному партеру не поделишься…

С жадностью глотали «Аукцыон» по крохам. С пристрастием искали отголоски звуков-наперечёт в Лёнеработах. С дурацкой улыбкой находили, благо он был щедр на них, пока не провалился в свое темное небытие. Ненасытными пантофагами вытягивали эхо финальной ноты «Зимы не будет» из концертов, чтобы тысячу раз пропустить каждое отражение через четырехкамерное. С трепетом и смущением брошюровали слухи о Четырех Нью-Йоркских Днях, ждали родных до дрожи звуков — и страшно боялись их: ведь если герои сойдут с тропы, что станется с теми, кто за их спинами?

Ждали… Утекшая в Сеть 3:45-песнь купировала тревогу уже на 15,3 с: та самая струнка забилась часто-часто, и еще чаще, и еще чище. Легко, соблазнительно, витиевато, заставляя забыть о дыхании. «Ждать» катализировал новый виток «Ы»-сумасшествия; «Ждать» бил нас Рибо-электричеством, распирал Рубанов-кислородом, гипнотизировал Фёдоров-камланиями. «Здесь край света. Как ты, где ты? Сам, и никого здесь нету. Как я буду? Где я буду ждать?» Время еле ползло. Апреля уже на чаяли.

Дождались! Сбитые с ног, выдыхаем, даже не думая вставать-отряхиваться-давать сдачи: «Девушки поют» — самый живой, самый свободный, самый волевой альбом «Аукцыона». Не ново, но всегда открытие: Джаз-волонтер сходится с Рок-началом, и в воздухе начинает искрить высоковольтной импровизацией. Эх-удивляемся: в магической точке на 40-й широте собрались не просто безупречные музыканты, каждый из которых легко мог одной лишь харизмой перетянуть звук на себя (и зрелости-полноты от этого не убавилось бы), но ансамбль. Здесь нет ни Фёдорова, ни Рубанова, ни Медески, ни Рибо, ни Волкова — есть лишь вольноотпущенная музыка. Целый час эйфории — шагнувшей из «Бодуна» и «Зимы» в распахнутое сегодня. Случайный, но зато от бога, оркестрик играет с такой надеждой, будто в большой яблочной толпе перед ним стоят — и, разумеется, счастливо улыбаются — любимые музыкантов, их мамы-папы, их лучшие друзья, святой человек Слава Растропович (царство ему небесное!) и даже, наверное, квартет главных планетных мейджоров (впрочем, насчет этих не уверена). (Тем поразительнее история создания пластинки: музыканты, наши и американские, не гоняли месяцами чаи и виски вне студии, а рекорд-процесс велся буквально с листа, порой с чистого: сыгранная единожды тема при перезаписи повториться уже не могла… оттого и дублей было раз-два — & cut!).

Постичь раскрепощенную суть альбома с первого раза не удается. Единым грохотаньем-шепотом он наполняет все ваши датчики, окутывает туманом слов, звуков, смыслов. Позже замечаешь и колкие электрогитарные номера, и чужеземно-вальяжные меллотронные рефрены, и чистые-добрые вкрапления мелодики, и присвисты всевозможных почти-флейт (слушатель из самых неподготовленных! не пугайся названий, эта фри-музыка невероятно доступна. Только не забудь нажать на кнопочку «желание»), и контрапунктные линии ритм-секции, и надсаду вокала, и случайные шумы… Еще позже слышишь, что та самая «Ждать» была первой и последней цельновыверенной композицией альбома, коротеньким и ярким форшлагом сверкающим на общем крещендо-фоне.

И — совсем уж с позорной задержкой, на десятой, кажется, минуте — из общей суматохи протяжных, несовпадающих по направлению и ритму мелодий постепенно вырисовывается контур Тех Самых «Ы», поверить в возвращение которых было почти невозможно. В «Падал» из гитарных и голосовых бисерин, рожденных в районе музыкальных небес, исползает лавина скрипучего саксофона, волнообразные клавиши перехлестывают барабанную дробь… Разом звучат пять-семь инструментов, каждый — в своей безумной вариативной партии и вне ее, подчиняется лишь общему пульсу композиции и на получутье летит дальше… В мрачные дебри «Рогана Борна», цветущие шумными намеками на «Католиков» на рьяно-угрюмый манер «ВолковТрио». Здесь маршевые колотушки рояля путаются с неуместно тающими линиями гитары, а рубленая перкуссия вмешивается в несуетливый вокал… То, что не видишь несуществующего, то есть типовых музыкально-строительных элементов, сбивает с толку, завораживает. Каким-то масонским способом скороговорка «Роган Борн» оборачивается уставшим блюзом «Там-дам». А тот передает потайную нойзовую эстафету 4,5-тонным «Словам», покрытым татуировками фламенко-гитар… и рассыпает дальше — с уже знакомым по «Таял» приемом модуляций тем первой части. Темп то увеличивается, то замирает, путается ритм, петляют речитативы и распевы… да это же форменный кавардак! Или… какой-то чрезвычайно смелый агностик-джаз?

Рука, черкавшая краткие пометки на полях композиций, смущенно оцепеневает. Джазовые оговорки, разбор композиционного скелета уходят в подполье. «Девушки поют», кода этого альбома-смятения, до великого проста. Вытягивает одну ноту из другой, причудливо замирает в своей принципиально неэлементарной геометрии, и гаснет, коротко, но бесконечно замыкая самую оберегаемую часть штуковины с нескромным именем Душа… «Верить нелегко, думать тяжело. Всё, что не было со мной, было и прошло…» Оттого остается лишь приникать ухом и чувствовать. Втихомолку сходя с ума от блаженства.

Саунд: Жданный очень долго. Как буря, как награда. Кажется, получили нечто большее. Заслуживаем ли?

Ключевые треки: «Падал»; «Ждать»; «Роган Борн»; «Там-дам»; «Слова»; «Возле меня»; «Девушки поют».

Рекомендуется: Встречаться наедине, в самые заветные минуты, в самых спокойных местах. Много-многократно.

27 апреля 2007 г.

© webmaster@auctyon.ru