Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Губы бились, а струны лопались...
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Губы бились, а струны лопались...

Автор: Михаил Марголис
Дата: 26.12.2006
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Известия

Повелитель звуков Леня Федоров и его попутчик -мультиинструменталист Владимир Волков под Рождество принесли в мир свою «Красоту». Постичь ее переполненному залу ЦДХ отчасти помог «вокальный» квартет электрозверушек.

К предельно конструктивистско-футуристичной «Красоте» вожатый питерского «Аукцыона» Леонид Федоров пришел через семь лет после первого опыта сотрудничества с авангардным музыкантом Волковым, ознаменовавшегося синглом-пророчеством «Зимы не будет», и спустя 11 лет с момента записи (в альянсе с Алексеем «Хвостом» Хвостенко) этапного альбома «Жилец вершин» на стихи Велимира Хлебникова. Тогда, в 95-м, Леня явственно просигнализировал себе и окружающим, что не «Аукцыоном» единым исчерпываются его креативные маршруты.

В новом веке Федоров превратился в натурального музыкального алхимика. Его последние альбомы рождаются фактически в квартирных условиях, с помощью компьютера, различных «примочек», скупого инструментала и неутолимого желания во всем дойти до самой сути, расщепить на атомы слово и звук. Музыку он препарирует не только с Волковым, но и с таким безжалостным к традиционным формам маэстро, как Владимир Мартынов. Веселая троица некоторое время назад даже намеревалась в филармонической обители, зале имени Чайковского, констатировать «конец эпохи композиторов». В поэзии Леонида отбросило на столетие в прошлое, из которого лучше всего просматриваются миражи и истины вечного будущего. Его утянуло туда, где Бурлюк и Крученых, «пощечина общественному вкусу» и «декларация слова как такового», но еще больше — к милейшим и трагическим обэриутам с их божественной органикой и надеждой, что они «не только творцы нового поэтического языка, но и создатели нового ощущения жизни и ее предметов».

Проследовав через проекты «Анабэна» и «Лиловый день», где эхо «Аукцыона» плавно стихало в гуле нарождавшейся федоровской иноходи, Леня добрался до своего удивительного аудиотриптиха. В конце 2004-го родился альбом «Таял», годом позже «Безондерс», и вот теперь, на исходе 2006-го, — «Красота». Взаимосвязь этих пластинок настолько очевидна, что, право, их должны когда-нибудь издать в одном «боксе». Хотя изначально ни о каком цикле Федоров речи не вел. Да он и сейчас не ведет (с речами он вообще не очень дружен), просто поет как дышит — и все.

Из «Красоты» в этот вечер прозвучали лишь три темы: «Мао», «Зла нет» и «Фиделька». Ради последней вещи Леня отложил гитару, взял микрофон, надел пиджак и встал у рояля (аки Штоколов). Аккомпанировал Волков. О подразумевающемся хвором кубинском команданте Леня пропел в духе романса «Гори, гори, моя звезда». Собственно, текст песни именно к этому романсу и отсылает. Последняя его строфа звучит так: «Ты у меня/ Од nacht последняя,/ Drukoй не будет/ Niet когда». Аналогичным образом построены и прочие песни «Красоты».

Если в «Таял» Федоров опирался на поэтические экзерсисы штатного аукцыоновского пиита Дмитрия Озерского и тексты Анри Волохонского, а «Безондерс» целиком базировался на творениях исчезнувшего в сталинских застенках обэриута Александра Введенского, то в «Красоте» заговорили в полный рост амстердамский сочинитель Андрей Смуров из активного перфомансного тандема TransLit и отечественный художник Артур Молев, оформивший не один федоровский альбом и создавший несколько мультиков на песни Лени. Свою «визитку» Смуров и Молев оставили еще в альбоме «Таял», куда вошла их терпкая темка «Бен Ладен». Теперь же Федоров и Волков склеили из их лаконичной, глумливой, талантливой поэтической эквилибристики программу, обезоруживающую любую агрессивно-сермяжную реальность.

В «Красоте» нет песен-хитов хотя бы в том виде, в каком они присутствовали в двух предыдущих альбомах, где были «Холода», «Немцы», «Таял». Но здесь тьма хитовых фраз и словосочетаний: «Труден путь in», «ХА МАЗ MAS SAD/ Маркиз Де Сад/ Садам Содом/ Shalom! Sharon!». Опусы Смурова и Молева в «базовой комплектации» все же не выходят за пределы забавной литературно-эстетической провокации, иногда они даже слегка пошловаты (думается, поэтому в «Красоту» не вошли тексты «Ким Ир Сен» и «Саломея»), но Федоров и Волков делают их предметом искусства и некой философии.

Слава богу, что здоровый юмор никуда при этом не девается. В эпилоге презентации, пока Леня заунывно-тоскливо допевал трагичную песню «Сын», Володя, отложив в сторону свой любимый контрабас, начал таскать из-за кулис веселых электрических самопередвигающихся мохнатых зверят и отправлять их по сцене — к Федорову на подпевку. Такой выход из смачно-мрачной «Красоты» выглядел вдохновеннее бетховенской «Оды к радости»…

Теперь настает черед «Аукцыона». В наступающем году, после 12-летнего (если считать скрупулезно) перерыва, одна из главных отечественных рок-групп наконец-то представит стране свой новый альбом. Он уже записан, причем в США, где Федорову со товарищи составили компанию блестящие музыканты вроде гитариста Марка Рибо, не один год сотрудничавшего с Томом Уэйтсом, или джазового пианиста Джона Медески. За зиму альбом обещают «свести», и затем он вполне способен стать одним из главных рок-событий сезона.

© webmaster@auctyon.ru