Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / В Питере очень много странных людей, начиная с меня
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

В Питере очень много странных людей, начиная с меня

Автор: Рина Мориц
Дата: 10.05.2003
Прислал (о, а, и): Pekines
Впервые: rockmusic.ru
Олег Гаркуша

Олег Гаркуша заехал 11 октября в Москву отработать концертную программу с группой «АукцЫон». В то время, когда музыканты были на саунд-чеке в ДК им. Горбунова, Гаркуша сидел в ресторане недалеко от дома Булгакова и пил чай. Когда-то яркий эксцентричный юноша безразлично смотрел по сторонам глазами усталого взрослого человека, и всё курил, курил, и курил…

РокмЬюзик.Ру: Интервью состоит из двух частей: прагматичной и лирической. С какой части вам интереснее начать?

Олег Гаркуша:С любой!

О чём всё-таки вам приятнее говорить?

Мне обо всём приятно говорить. Главное, чтоб сама атмосфера всего происходящего была интересна. Можно же просто разговаривать, зачем делать какие-то постановочные моменты… Есть какие-то вешки, которые больше всего вас интересуют, вот с них и начнём.

Меня больше всего интересует линия между Петербургом и Москвой, по которой движется Олег Гаркуша.

А что происходит между Петербургом и Москвой? — Ничего не происходит. В Петербурге есть свои музыкальные течения. В Москве и жизнь другая, соответственно, свои творческие отголоски. Ничего не происходит. Никакой конкуренции никогда и не было вообще-то. Просто жизнь и те же группы всегда разительно отличались от Москвы, Питера, Новосибирска, Екатеринбурга и так далее, и так далее. Где живёшь, о том и поёшь.

Тем самым, мы подошли к Петербургу. Город готовится к празднованию своего 300-летия. Всё неожиданно в лесах. Люди приехали на экскурсию, на Дворцовую площадь хотят посмотреть, а тут — облом. Вам, как творческой единице, стоит об этом писать?

Нужно, конечно. Почему нет. Дело в том, что по мановению волшебной палочки дом не подкрасится. Конечно, этим нужно было заниматься прямо не за день до 300-летия, а минимум лет за пять за десять, тогда было бы всё нормально. Дело в том, что может быть никто толком ещё не думал о 300-летии, хотя те деньги, которые были получены на празднование юбилея города, скорее всего, давно проворованы и пропиты, образно говоря. В Питере другой менталитет, и жизнь другая, и воруют по-другому. Питер — город болотистый и люди в нём болотистые — то есть тихонькие, спокойненькие, поэтому нет такого ажиотажа, как в той же Москве.

Но ведь не только же от болотистости зависит настроение в городе, не только о того, что город уютный, игрушечный, родной?

Ну почему. От этого тоже: та атмосфера, которая существуют в нашем городе, сильно подпитывает собою всех людей, живущих в нём. В этом городе нужно пожить. Даже когда у творческого человека есть выбор ехать или в Питер или в Москву, он выбирает всё-таки первое. Это же о чём-то говорит! Шевчук, Чиж, Бутусов, Настя Полева, — если бы они хотели денег. Они наверняка поехали бы в Москву.

Но из-за денег большие концертные программы питерские музыканты играют в Москве.

Да! И я не отрицаю: мы ездим регулярно в Москву зарабатывать деньги. Я совершенно спокойно об этом говорю, потому что это так. В Питере не будешь выступать каждый месяц, потому что никто не пойдёт. А в столице, к счастью, мы можем давать два концерта в месяц, и народу в зале будет битком.

Если бы такое же количество публики собиралось в питерских залах, как в московских, где можно было бы больше заработать?

Практически одинаково. Я не могу говорить цифры.

Вернёмся к нашим баранам, к реконструкции Санкт-Петербурга. После размеренной жизни города, когда в нём ничего не происходило, вдруг начинается движение: кругом рабочие, ремонтные машины. Нет ли внутри ощущения революции, от которого хочется творить с новыми мыслями?

Да нет, может быть такие чувства происходили, когда мне было намного меньше лет, чем сейчас, лет 20-25, когда жизнь была прекрасна и удивительна. Тогда я не знал, что будет со мной. То есть я знал, что работаю киномехаником, что тогда-то репетиция, что через два месяца концерт единственный за пол года или ещё что-то. Была жадность до жизни: необходимо было посетить все выставки. Сейчас я практически не хожу ни на какие выставки, если только нужно будет засветиться, интервью дать — чисто механический ход. Я крайне не люблю всякие фуршеты, банкеты, есть на них не люблю — мне стыдно фуршетами питаться.

Потому, что напоминает общественную столовую 80-х годов?

Нет. Я просто не понимаю, когда взрослые люди, достаточно обеспеченные, накидываются на все эти столы, якобы до этого их не кормили три недели. Меня всегда это раздражает: ты что голодный? — зайди в булочную, купи себе батон. Многие люди ходят на событийные мероприятия, чтоб попить, поесть на халяву. Но я не могу!

Это, скорее всего, питерская черта. У вас типичное интеллигентное лицо: вытянутое и узкое…

(смущённо) Ну да…

Это не комплимент, а моё видение. Ваша культура общения с людьми — это воспитание родителей и что-то личное изнутри?

Я думаю, что изнутри. Ну что воспитание? — Воспитывался как и все дети, по стандартной схеме. Все получали одинаковое воспитание, а в результате, из одного получился убийца, а из другого — творческий человек. Зависит от определённых факторов, которые на каждом году окружают персоналия. В том же детском саду кто-нибудь что-то не то сказал — и этим самым всю жизнь испортил.

Здесь логично будет поговорить об имидже. Многие люди делают свой образ ярким для того, что отвлечь внимание пытливых глаз от какого-то изъяна. Какие факторы подвигла вас на создание для себя имиджа эксцентричного?

Я регулярно, как бы это ни было прискорбно, крашу волосы только для того, чтобы смотрелся со сцены. Чтоб люди видели, что я не загниваю, образно говоря, что я в порядке.

Говоря киношным языком — « в материале»…

Да. По крайней мере, внешне. Я считаю, что ты выходишь на сцену, на тебя приходят люди, платят деньги, они хотят какого-то удовольствия. Мне бы, например, не очень приятно было бы смотреть на ободранного, грязного, вонючего артиста. Он не должен, конечно же, быть весь в шелках и золоте, своим видом нужно вызывать хотя бы приятственное ощущение. Я очень уважаю Гарика Сукачёва, который всегда что-то придумывает фенечки — работает над собой, хотя навряд ли ему лично это надо.

Значит, вы следите за своим имиджем только ради поклонников. Сами-то получаете от этого хоть немного удовольствия?

Конечно! Конечно, мне приятно, когда, допустим, у меня появляется накидочка, сшитая моим другом Олегом Морозовым, московским дизайнером. Специально мне сшил, я накинул ничего. Стараюсь сделать так, чтоб было интересно и мне и залу.

Можно подвергнуть аранжировке музыку, невозможно этого сделать с текстом. А что касается имиджа — нужно ли его видоизменять?

Нужно — не нужно, зависит от человека. У меня много задумок, но осуществить я их смогу только тогда, когда щёлкнет, что пора. Я, например, давно хочу побриться наголо, но пока не щёлкнуло. У меня внутренне уже создавшийся имидж: вряд ли я на сцене буду о-очень статичен или буду делать движения отличные от тех, которые я делаю всю жизнь. Я пробую, конечно, я экспериментирую.

Неужели нет такого, что «Как же всё надоело! Нужно что-то менять!»?

Бывает, бывает Но человек живёт, как жуёт. Зачем что-то менять. Зачем мне менять традицию свою сексуальную? — Мне это не надо. Если бы нужно было — сменил бы. Или поведение, или одежда… Мне достаточно штаны, балахончик, куртку — больше ничего не надо.

Возвращаясь к творчеству. Если у вас не твориться при взгляде на реконструируемый Петербург, то, может быть, вдохновляют до сих пор старые исторические улочки города?

Ну да. Всё-таки я живу в центре, и когда гуляю там, где бродил Пушкин, меня будоражат всякие у-улочки, страна-а, антиквариа-ат, лю-юди… Например иду куда-то по делам, и всегда происходят какие-то истории, и если они зацепляют, то превращаются в произведения. Как-то подошёл ко мне старый бывший интеллигентный человек и попросил денежек, я дал, а он поцеловал мне за это руку. Меня это настолько задело, что я написал стихотворение, последняя строчка в котором «и один из несчастных поцеловал мне руки». Всегда случаются какие-то абсурдные ситуации в нашем городе, потому что у нас очень странные люди живут. Начиная с меня — я экстремал по жизни.

Сознаётся ощущение, что вы вообще стараетесь не думать — просто плывёте по течению…

Я… не стараюсь подстраиваться под что-то. Я такой, какой есть. Мне может что— нравиться ли не нравиться. Я бываю нудным… Жужжу… Годы — не годы, но «стариковщина» такая проскальзывает…

Ой! Кокетничаете!

(в уголках глаз Гаркуши появляются лукавые морщинки) Я не лукавлю. Нет. Мой сын, ему пятнадцать лет, говорит, что я нудный.

Москва. С каким местом в Москве вы можете себя ассоциировать?

Я Москву вообще не знаю.

Патриаршие пруды?

Ну, был я там пару раз… Единственное, после посещения дома Булгакова, осталось ощущение присутствия чего-то сверхстранного.

Вам говорили, что вы похожи по типажу на булгаковского Фагота из «Мастера и Маргариты»?

Нет, мне говорили, что я похож на Коровьева.

Это вообще-то одно и то же лицо.

Да? Я плохо знаю произведения Булгакова.

Вы набожный человек?

Я крещёный, но не сильно верующий…

Что значит «не сильно верующий»?

Это значит биться головой об пол, посещать молитвы еженощно, ежечасно, соблюдать посты это наверное сильно верующий. А я, проходя мимо церкви, могу вот так (обмахивает себя в районе лица подобием креста) — и всё. Если я ставлю свечку в церкви, я даже не знаю, как правильно это делать. Я знаю одно: в левую сторону нельзя ходить, та как она для покойников. Но я всегда, если что-то не знаю, спрашиваю. (смеётся)

Как вы относитесь к моде на Бога в ранее атеистском городе Петербург?

Может быть, они в данный момент осознали, что им действительно нужно пойти в церковь. Всем! Я вообще к моде отношусь очень отрицательно: и на Бога, и на группы, и на писателей. Очень обидно, когда (мимо Гаркуши проходит высокая девушка с большой попой, он смотрит вслед проплывающему чуду) челове-е-ек…эээ…(что-то бубнит неразборчивое)…когда человек творит двадцать-тридцать лет, много пишет, очень много, но его никто не знает, никто не врубается в его творчество. Но вдруг кто-то сказал о нём слово, потом другой — и, в результате, неизвестный серый писатель становится популярным, супер-гениальным и всё такое… Например Пелевин, Сорокин, Акунин. Я не люблю модность.

А к вам как пришла мысль о крещении?

Да меня практически заставили это сделать лет в тридцать лет: мне друг сказал, что «если ты не будешь креститься, я с тобой разговаривать не буду!». И покрестил меня. Я поначалу ходил в церковь, ставил свечку, говорил «Боженька, помоги, ля-ля-ля…», чтоб у меня решились все проблемы. Потом мы разругались с тем другом, уже лет шесть не общаемся.

По поводу кино. Не было желания самому начать снимать фильмы?

Было, было. Но для этого что нужно?— Деньги нужны.

А на что же знакомые, друзья: кто-то с плёночкой помог, здесь камеру одолжили, там свет прихватили… Может просто сценария нет?

Я всё спонтанно делаю. У меня год назад возникло желание снять два клипа, которые никогда в жизни не покажутся. Один клип на песню «Колпак» «АукцЫона», а второй — на песню «Весна». Сначала спокойно, купили в хозяйственном магазине досочки для одного клипа, соорудили какой-то колпачок на чердаке, полиэтиленом обернули, голеньким я там походил (так надо было, я так захотел, там нет никакого порно), сняли клипик. Ну и всё — отснял, смонтировал и успокоился. Всему своё время. А что касается фильма. Есть идея снять документальный фильм по материалам историй, связанных с алкоголизмом.

Почему именно тему алкоголизма вас интересует?

Потому что я считаю, что период алкоголизации в моей жизни был очень важен, как ни странно, и очень нужным.

Нужным?

Конечно! Не то, что я какой-то ярый боец за трезвость, но меня бесит, пинает от этой истории, которая происходит в жизни: когда рекламируется пиво и никак не акцентируется, что это алкогольный напиток. Я с уверенностью могу сказать (у меня стаж алкоголизации пятнадцать лет), что пиво — это сильнейший алкогольный напиток. Всё зависит от дозировки. Можно выпить бокал пива и всё. Но я выпивал по многим количествам литров пива. Теперь я знаю, что алкоголь — это беда. Ядерные взрывы и автоматы Калашникова не могут так уничтожать людей, как алкоголь.

И эту тематику вы хотите отобразить в своём фильме?

Да. Антиалкогольных лозунгов там не будет. Просто покажу то, что было, безо всяких купюр. Были и весёлые застолья, но были и с трагическими завершениями. Люди умирали, когда люди выпрыгивали из окон.

После появления собрания ваших сочинений «Мальчик как Мальчик», есть ли желание и материал для выпуска новой книги?

Нет. Я пока после этой книжки, которая делалась двенадцать лет, сделать перерыв. Есть несколько идей. Одна из них — написать сказку детскую. Нужно просто собраться.

Олег Гаркуша — неотъемлемая часть «АукцЫона». Наверняка можете рассказать, что происходит в группе.

Я как раз не в курсе всех событий, которые происходят в группе «АукцЫон». Не потому, что мне это не интересно. В основном я всю информацию узнаю или от журналистов, или обывателей, или от поклонников и так далее. Зачем мне звонить директору. Ели мне смогут рассказать поклонники, когда у меня концерт. Это что касается сообщения с внешним миром. А в самой группе происходит всё то же, что и двадцать лет подряд — сочинение песен, небольшое общение во время гастролей — и всё.

Вопрос не по теме, но ответ на него поможет охарактеризовать вас. Если бы вы выпускали косметическую линию и кондитерский продукт с названием «Гаркуша», то какими вкусовыми качествами они обладали бы?

Если бы это был дезодорант, то он был бы добрым. Не знаю, как это описать Какой-то сказочный, приятственный, душевный запах. А конфетка — чуть сладкая, мягкая, может быть какое-то сочетание мармелада и зефира.

Интервью проведено при содействии компании «Мистерия Звука»

© webmaster@auctyon.ru