Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Особенно (рецензия на "Безондерс")
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Особенно (рецензия на "Безондерс")

Автор: Артем Ушанов
Дата: 22.01.2007
Прислал (о, а, и): Саша Сергеева
Впервые: Компакт

Сразу после выхода победительного «Таял» казалось, что это вершина. Казалось, что, набрав полные легкие воздуха в 2000-м, в ноль-пятом Леонид Федоров выкрикнул его весь, без остатка…

Начав с щемяще-грустной «Зимы не будет» (2000), перейдя к репетивной «Анабэне» (2001), размягчив доверие публики уютным «Лиловым днем» (2003), Федоров наконец дал полную волю своему дару: альбом «Таял», созданный в соавторстве с Владимиром Волковым («ВолковТрио»), подобно обезумевшему янычару рубит слушателя на неспособные сопротивляться куски. «Разве можно лучше и оригинальнее?» — думали ошеломленные и подавленные куски, бывшие когда-то автором этих строк. Как и многие другие куски, они ошибались. Потому что — «Безондерс».

Впрочем, я не прав, «Безондерс» не лучше и не хуже — он совершенно другой. Прирожденный альпинист, Федоров, покоривший многое, потерял сон — гордые вершины чистого эксперимента стояли нетронутыми. Так не должно быть, и он отправляется в путь — примерно в те же захватывающие дух высокогорные края, которые его команда «Аукцыон», ведомая шерпом Хвостом, посещала в 95-м. Приют «Жилец вершин», до которого они тогда добрались, — достижение высшего порядка, такое помнят десятилетиями, о таком рассказывают неразумным детям. Вот так удачливый инди-рокер Леня Федоров, по которому страдали самые цивилизованные уголки музыкальной Европы, распрощался со стадионами (или это время сделало им ручкой?), предпочтя нехоженый авангард… И если «Лиловый день» и «Таял» еще можно соединить прямой линией, позволяя нам сделать толстый намек на обустройство Заведующим Всем личной музыкальной ниши (в общем ли она потоке, или, как обычно, равноудалена от всего музыкально-сущего, — тема для другого разговора), то «Безондерс» наш намек решительно, с нездешней улыбкой отвергает. Потому что из собственного мейнстрима Леонид Валентинович мягко скатывается в собственный же авангард.

«Жилец вершин» упомянут не зря — из всех проектно-альбомных начинаний, в которых участвовал Федоров, по размеру, покрою и выделке отчетный «Безондерс» можно сравнить только с ним. Точка соприкосновения этих альбомов — выбор текстов. В «Жильце» это был футурист Велимир Хлебников, «Безондерс» же сочинен на стихи обэриута Александра Введенского, с творчеством которого Федорова в свое время познакомил Алексей Хвостенко. Которому, к слову, альбом и посвящен.

Из данного факта вытекают два любопытных следствия. Во-первых, такой подход (подчиненность мелодии тексту) нехарактерен для Федорова, которому гораздо ближе обратная схема — когда вокал является еще одним инструментом, его смысловая составляющая должна рождать определенные образы, не отвлекая от мелодии, а звуковая — органично в эту мелодию вплетаться. Именно так было написано большинство текстов как для «Аукцыона», так и для проекта «Федоров-соло».

Во-вторых, переложить на музыку не предназначенные для этого стихи — задача не из последних, особенно когда речь идет о «зауми», и Федоров с Волковым это отлично понимают. Текстов, идеально подстраивающихся под музыку, всего ничего, большинство же песен «Безондерс»-цикла суть мелодекламации: музыка подчеркивает текст, расставляет акценты и ударения, для смыслового фона выстраивает фон эмоциональный.

Мелодии… лидировать не перестали, просто в данном конкретном случае они встали на одну ступень с текстом, поддавшись (или сделав вид) его настроению. Стали ли они проще? — тоже нет, да это и невозможно, когда творишь вместе с блистательным Владимиром Волковым да под творческим присмотром ансамбля OPUS POSTH (п/у Татьяны Гринденко). «Безондерс» пронизывают легкие гитарные переборы, шуршащая электронная перкуссия, Волков извлекает из верного контрабаса совершенно невозможные в своем волшебстве звуки, и все это маскируется шумами, тресками, напевами, завываниями, ветром и пустотой.

И вокал, конечно. Распеть стишья Введенского — все равно что читать Хармса без улыбки, очень непросто, но Федоров старается: очаровательно картавя, то шепчет, то кричит, то просит, то требует, наделяя «мертвый язык» поэта объемом и весом.

Настрой вещей меняется порой кардинально, при этом всегда сохраняя налет грусти. Игриво-сумасшедшая «Моя Ны», просто-таки переполненная первобытной страстью, плавно переходит к мрачному «Суду», после которого наступает черед медитативного «Червяка». Противоречиво-веселые «Немцы» сменяются пронзительно грустными «Тучами», а безысходная «Верьте» — загробной «Собакой Верой» с ее электронным органом и ненавязчивыми попытками загнать слушателя в транс.

Самый же страшный в эмоциональном и смысловом значении переход ждет нас сразу после «Ореховой песни», рассказанной-спетой задорным детским голоском. Эмоции, которые при этом испытываешь, описать не берусь. Удар в солнечное в самом эндшпиле.

И именно в тот момент, когда в груди отшумит поднятая магом Федоровым буря, когда подсознание отряхнется от нависших Символов и Архетипов, «Безондерс» заканчивается. Под ленивую прогулку по струнам гитары и шум ветра Леня читает вступительное стихотворение из «Серой тетради» Введенского:

Над морем темным благодатным
носился воздух необъятный,
он синим коршуном летал,
он молча ночи яд глотал…

Читает пронзительно — пробирает насквозь.

Что же особенного в «Безондерс», спросит нас случайный читатель и начинающий слушатель. Объясняю: заведя «Безондерс», его недостаточно просто слышать, его нужно слушать. Это не та музыка, которая с первых тактов вонзает в испуганного вас хромированный мясницкий крюк и тащит за собой, не давая вам, сменившему насупленность на едва ли не визг удовольствия, сорваться раньше времени. Таким, возможно, был «Таял» (не нарочно — Федоров не играет на публику, занимаясь всегда лишь тем, что интересно ему самому); «Безондерс» куда мягче — его прослушивание сродни чтению любимого томика стихов. Если вы неравнодушны к музыкально-поэтическим экспериментам, если вас не пугает слово «авангард» — вы не имеете ни единого шанса разочароваться. Федоров и Волков снова прыгнули выше всех голов, создав уникальный по красоте и глубине альбом.

Саунд: Загадочно-меланхоличный. Контрабас басит, гитара мурлычет, перкуссия, сэмплы и струнные на подхвате.

Ключевые треки: «Суд», «Верьте», «Сын».

Рекомендуется: Верующим в интеллектуальную сущность музыки и им подражающим.

1 декабря 2006 г.

© webmaster@auctyon.ru