Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Красота и не только
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Красота и не только

Автор: Стас Ефросинин
Дата: 26.12.2006
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Zvuki.Ru

В 1922 году, когда ещё считалось хорошим тоном называть книги «Флейта-позвоночник» или «Пропевень о проросли мировой», поэт Георгий Иванов выпустил сборник стихов с классическим, а потому незаметным названием — «Роза». Тогда это был своеобразный бунт консерватора против новаторов. А 22 декабря нынешнего года в ЦДХ (тоже довольно символично) произошла презентация альбома с ещё более несимптоматичным для нашего времени названием — «Красота». Сказать, что это был бунт, конечно нельзя. Это издевательство.

Монотонные гармонии, какофонические выбросы эмоций ненормального Волкова, вопли и бормотания ещё менее нормального Фёдорова. Что красивого в этой музыке? Издевательство и есть. Федоров, несомненно, входит в рамки определённой традиции. Точнее, он синтезирует в себе некоторые авангардные тенденции 20 века. Причём это синтез довольно разнополюсных авангардных течений: от ОБЭРИУтовской зауми к шёнберговской 12-тоновой (какофонической) системе, от райховского ледяного минимализма к этнической, почти варварской роскоши.

Да и Волков с Фёдоровым сами по себе изначально — абсолютно непохожи. Волков — фри-джазовый контрабасист, с консерваторским образованием, Фёдоров — лидер АукцЫона, у многих ассоциирующийся с пресловутой «Дорогой» — песней, после которой трудно себе представить, что её исполнитель будет петь «Бин Ладена»…

Альбом «Красота» завершает трилогию, начатую альбомами «Таял» и «Безондерз». По своей концепции «Красота» выражает антипоэзию. По сути этот альбом есть отрицание двух предыдущих. Этакий авангард в себе. Авангард, отрицающий авангард, отрицающий авангард, отрицающий… Минус на минус даёт известно что, вот и получайте ваш позитив, вашу, так сказать, красоту. И с этим никто уже не спорит.

Собственно с альбома было сыграно только несколько композиций. Волков невнятно попытался объяснить, что, мол, песни там посвящены в основном «людям, которых они бы хотели убить» («Мао», «Буш», «Путин», «Фиделька»…). По так и невыясненным причинам, не стали играть весь альбом. А были уже успевшие стать хитами «Таял», «Червяк», «Холода», «Бин Ладен».

…Красота, которой могут обладать только тираны (во всех метаметафорических смыслах), поскольку они властны её разрушить… Да многое можно навыдумывать, нафантазировать по поводу идейной канвы альбома. А всё потому, что основным лейтмотивом всей трилогии является сомнение, неуверенность, ощущение бренности, хрупкости. И от подавленной философии Введенского, лирической эвфонии Озерского, Фёдоров приходит к первобытному звукоподражанию Молева и Смурова, такому современному мимесису (для тех, кто не знает: у греков — подражание природе, основополагающий принцип искусства).

Тут можно говорить о псевдополитическом мимесисе: политика выступает отвлекающим фоном, основная идея заключена в разрушении какого бы то ни было смысла. Но вот самое интересное: намеренно холодные и формалистические тексты Молева и Смурова в исполнении Фёдорова обретают удивлённую восторженность перед бессмыслием, невозможностью бытия.

Детскость, непосредственность выражалась и в поведении на сцене Фёдорова с Волковым. Фёдоров по доброй традиции рвал струны и, ничего не объяснив публике, убегал за кулисы. Волков задумчиво оправдывался, уверяя, что Леонид Фёдоров минут через 15 найдёт струну и они продолжат. По-видимому, не особо любящий говорить человеческим языком, Волков торопливо начинал фри-джазовые размышления. Минуты через пол также внезапно, как пропадал, появлялся Фёдоров («Лёнька молодец!» — кричали в зале) и опять-таки без предупреждения вклинивался в импровизации Волкова очередным супрематико-молекулярным откровением.

Являемое артистами небытие в совокупности с этой домашней уютностью, рождало ощущение, которое нельзя назвать одним словом. Описать это можно примерно так: концерт не начинался и не закончится. Это какое-то самое необходимое понимание того, что тебя окружает, того, что творится в тебе. И в то же время, как сказал герой Петра Мамонова в недавнем фильме «Остров»: «Мира в душе нет». Да что там говорить. Было хорошо. Так, как наверное бывает внутри красоты.

© webmaster@auctyon.ru