Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Леонид Федоров — о группе The Cure.
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Леонид Федоров — о группе The Cure.

Автор: «Афиша»
Дата: 31.05.2012
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: «Афиша»

В рамках фестиваля «Максидром» в Москве через две недели выступят The Cure — одна из главных групп английского постпанка, больше других повлиявшая на советскую и российскую рок-музыку. «Афиша» выяснила, в чем конкретно заключалось это влияние, у тех, кто его испытывал.

В 80-х «Аукцыон» делал специальный акцент на театральности и гриме — но причиной этому были не столько The Cure и новая волна в целом, сколько конкретно художник Кирилл Миллер и танцор Владимир Веселкин. На иллюстрации:

«Я впервые про The Cure услышал году в 1985-м от английских журналистов. Кто-то их к нам привел, и они сказали: вы так здорово играете! Прямо как The Cure и The Smiths. И я такой — чего? Кто? С тех пор и стал слушать — и полюбил, и до сих пор люблю. Как записи доставали? Да, в общем, никак — через Фирсова (Сергей Фирсов, заведующий котельной «Камчатка», видный энтузиаст ленинградского рока 80-х. — Прим. ред.), через друзей. Мне очень нравился «Disintegration» — и вот тот, который до этого, 1988-го, кажется, года, двойной. Да, «Kiss Me, Kiss Me, Kiss Me». Он был такой интересный по звуку, все песни разные, все по-своему устроены, — вообще, The Cure как-то матеро тогда выглядели на фоне многих. Я думаю, они так зацепили именно потому, что были самые музыкальные из того поколения, самые разнообразные и интересные. Они и The Smiths как раз. По своему подходу к музыке они выделялись — вот эти все наслоения, полифония, этнические влияния; мне очень нравилось, как они электрогитары строили. То есть это был не просто тупо рок-н-ролл, а что-то более интересное — ну как мне тогда казалось по крайней мере. Потом, после «Disintegration», я уже, конечно, немного перестал следить — подрос, наверное. А что касается влияния… Мне кажется, мы тогда настолько плохо играли, что сложно на нас было как-то повлиять. (Смеется.) Ну и потом я же прекрасно понимал, насколько технологичной была эта музыка. Она предполагала наличие гитарных примочек, которых у нас вообще не было и быть не могло. Пытаться сделать что-то подобное было довольно сложно».

30.05.2012

© webmaster@auctyon.ru