Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Виртуальный музей "Аукцыона"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Леонид Федоров: Кому-то и Макаревич — поэзия
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Леонид Федоров: Кому-то и Макаревич — поэзия

Автор: Никита Ломаев
Дата: 09.09.2011
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: m.weburg.net

2 сентября в большом зале екатеринбургского кинотеатра «Салют» состоялся долгожданный сольный концерт лидера группы «АукцЫон» Леонида Федорова. Музыкальное представление сопровождалось видеоперфомансом, который транслировался на экране за спиной артиста и маленьких мониторах, расставленных на сцене. Несмотря на довольно дорогие билеты, зал был почти полон. Леня, как его ласково называют поклонники, отдавал себя и свою волшебную музыку целых два с половиной часа с несколькими выходами на бис. Музыканта не растроили ни порвавшиеся струны, ни панибратские выкрики зрителей. Как рассказал сам Леонид в интервью корреспонденту портала Weburg, зрителей он даже и не слышал.


— Три года назад вы уже выступали в «Салюте». Можете сравнить эти два концерта по ощущениям?

Леонид: Господи, я даже его не помню. Я даже, оказывается, в прошлом году здесь был, и тоже не помню.

— Комфортно выступать в кинотеатре?

Леонид: Сегодня было ничего, и звук хороший. Ну, вообще, мне не комфортно, конечно. (Посмеивается.) Мне больше нравятся для сольных концертов какие-то камерные площадки, поменьше.

— Видеоперфоманс, который шел на большом экране вы согласовывали с авторами?

Леонид: Нет.

— А записи потом будете просматривать?

Леонид: Я не люблю смотреть свои записи. (Усмехается.) Я сам себе неприятен, скажем так. Поэтому мне как-то тяжело смотреть на себя.

— Как началось сотрудничество с данной видеогруппой?

Леонид: Они делали нам и видео собственно для «Девушки поют». Ну, я не помню, давно как-то уже… Стас (Словиковский, промоутер и создатель PV.TV — прим. авт.) когда-то нам тут делал концерт — мы познакомились. Это было лет 5 назад. Нет, даже больше уже. По-моему, он на одном из первых концертов сольных тут нам делал инсталляцию, видео. Лидка (Лидия Федорова, супруга Леонида — прим. авт.) со стороны посмотрела — ей понравилось очень. Как-то с ним задружились.

— Как зритель в кинотеатре давно были?

Леонид: Недавно, мы периодически ходим. «Меланхолию» Триера смотрели. На самом деле потрясающий фильм, по-моему.

— Вы говорили, что в настоящее время музыка стала больше восприниматься в каком-то контексте: как саундтрек к кинофильму или театральной постановке…

Леонид: Да, я говорил, что музыка сейчас такой прикладной характер носит.

— Ваш концертный видеоперфоманс можно отнести к этой же категории?

Леонид: Нет, конечно. Это, можно сказать, эксперимент такой. Ну, концерт и концерт. Если бы не было видео, я бы точно так же пел. Я не делаю этого специально для видео.

— Сейчас очень многие музыканты используют видеоряд.

Леонид: Ну, это тоже все ерунда. Всякие есть группы. Это вообще сейчас используется так… И в театре очень много используется всевозможно. Ну а как? Раз есть компьютер. Своего рода еще один инструмент появился. Колоссальный.

— Вы же не любите театральность.

Леонид: Ну, да… Знаете, Джойс тоже не любил театральность, а сделал один из самых театральных романов. (Смеется.) Ну, а что делать! Театр — вообще вещь загадочная, на мой взгляд. Лет 7 назад на BBC был проведен такой конкурс. Они просили назвать лучшего концертного барабанщика, басиста и так далее. Люди писали, кого считают. Из этого собирали идеальную концертную группу. И когда они все это собрали, вышел в результате Led Zeppelin. То есть реально большинство назвало лучшим басистом Джона Пола Джонса и так далее. Я помню, что еще когда смотрели первые видео Led Zeppelin 70-х годов, уже говорил, что потрясающе театрально. Люди играют музыку, а на самом деле это театр. А то, что называют театром, — скучная, никому не нужная вещь, никому не интересная, кроме самих театралов. А здесь просто люди выходят, вроде бы ничего не делают, а происходит театр.

— Вы часто упоминаете, что музыка сейчас вырабатывает какой-то новый язык для передачи смыслов. А на каком языке со слушателем общается Леонид Федоров?

Леонид: Господи, ну, это для меня сложно… Я даже не знаю. Русский язык какой-то. (Посмеивается.)

— Он явно отличается от языка мэйнстрима, от общепринятого.

Леонид: Не знаю, мне кажется, наоборот. Я пытаюсь какие-то вещи, которые когда-то увидел, услышал, узнал, передать сейчас. Наоборот, пытаюсь как можно более традиционно все сделать — так, как делали тысячу лет назад до меня. Менестрели примерно так же выступали и 500 лет назад. Просто тогда это было востребовано не так.

— Почему тогда вас сейчас принято относить к авангардной музыке?

Леонид: Я не знаю! (Усмехается.) Для меня это загадочно. Но мне все равно, что обо мне говорят, в данном случае. Мне просто интересно этим заниматься — я и занимаюсь.

— Вы рассказывали, что первые впечатления о Свердловске у вас остались, как о городе мрачном. С годами они трансформировались?

Леонид: Конечно. Ну, тогда и я был другой, и время другое, и страна была другая. И город был, наверное, другой. Но я бы не сказал, что мне здесь прямо так комфортно очень. Но это уже другой город, конечно. У меня уже даже не ассоциируются с ним все эти прошлые истории.

— Сидя на сцене с гитарой, вы ощущаете в каком городе находитесь?

Леонид: Нет, не ощущаю, конечно. Все равно. В данном случае это неважно. Я внутри нахожусь. Иногда, если я выпадаю, то это хуже. Мне больше нравится находиться отдельно.

— Вы говорили, что после Волохонского и Хвостенко других современных хороших поэтов не читали. А за творчеством молодежи не следите?

Леонид: Ну, че-то попадается, но я бы не сказал, что это… Я же не поэт и не общаюсь в этих кругах. Какие-то есть, но я их не знаю. Думаю, что и слава богу, что мы их не знаем. Настоящее кто-то будет знать дальше, потом.

— Несмотря на то, что вы не поэт, вы чувствуете стихи очень глубоко. Не каждому придет в голову переложить Хлебникова на музыку.

Леонид: Я не думаю, что это настолько… Ну, Хлебникова. На мой взгляд, было бы здорово, если бы появился какой-то поэт, который был бы столь же мощный и своеобычный. Просто они мне не попадаются. Я не думаю, что это важно, на самом деле. Мне кажется, поэзия вообще не уходит никуда — есть и есть. Она может переходить в какие-то другие жанры. Во времена Бетховена поэзией была музыка, на мой взгляд. Он как поэт был выше и лучше, чем многие великие поэты той поры. По крайней мере, более значимый, наверное. Кому-то и Макаревич — поэзия. (Посмеивается.)

— Условный «серебряный век» может повториться?

Леонид: А зачем?

— Ну, вы говорили как-то что человечество топчется на месте, движения никакого нет.

Леонид: Ну, я не говорил, что топчется на месте. Движения нет — так говорил?

Лидия Федорова: Про волчок говорил. Ну, про «Юлу» (название нового альбома «АукцЫона» — прим. авт.).

Леонид: Я говорил совсем не об этом. Нет, оно куда-то идет. (Смеется.) Я просто говорил, что происходит какой-то круг, все равно как-то крутимся на одном и том же. Просто меняются какие-то декорации, меняются инструменты, способы… Посуда. Не знаю. Что угодно! Телевизор появился. Еще 10 лет назад мобильный телефон только у нас появился в стране, а сейчас уже вообще не пойми какие штуки. Я думаю, если говорить о поэзии, она все равно есть, она никуда не может деться. Человек таков. Просто она может переходить в какие-то другие жанры. Я думаю, что какие-то компьютерные люди, которые будут уже вообще на другом языке работать… И у них все будет, или есть. Наверняка есть, просто мы не знаем. (Посмеивается.)

— Когда Radiohead выложили свой предпоследний альбом в сеть, вы назвали этот принцип — «заплати, сколько сможешь» — кокетством. А сейчас с новой пластинкой «АукцЫон» сам поступает так же.

Леонид: Ну, да. Но это не я уже. Есть администраторы, которые занимаются всем этим. Им виднее, наверное. Но я понимаю, что сейчас просто такое время, когда люди диски не покупают или покупают, но очень мало. В основном все, естественно, качают. Я так понимаю, что они хотят хоть что-то заработать. (Посмеивается.)

— В этом году в Екатеринбурге довольно помпезно отмечается 25-летие Свердловского рок-клуба. В Питере что-то подобное происходит?

Леонид: Так вот, сейчас будет. (Обращаясь к жене.) Когда там будет рок-клубовский концерт-то? В марте? Или осенью… 30 лет Ленинградскому рок-клубу будет.

— И «АукцЫон» выступит?

Леонид: Вроде, должны. Мне как-то смешно, если честно. Не очень понимаю. Видимо, кому-то надо. Но мне все равно. Не настольгирую. Ну, было хорошо, а сейчас уж вряд ли это будет так. Может, публика какая-то будет.

9 сентября 2011

© webmaster@auctyon.ru