Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Мао не показалось (Леонид Федоров и Владимир Волков ударили по всем струнам)
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Мао не показалось (Леонид Федоров и Владимир Волков ударили по всем струнам)

Автор: Александр А. Вислов
Дата: 25.12.2006
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Ведомости

Лучший в российской неакадемической музыке дуэт — Леонид Федоров (гитара, голос) и Владимир Волков (контрабас, а также ряд иных инструментов) — представил в ЦДХ новый альбом “Красота”, сыграв эталонный, сногсшибательный концерт. Можно сказать, что это уже обретает черты самой настоящей доброй традиции.

В самом конце 2005-го таким образом был отмечен выпуск альбома “Безондерс” — дерзновенного мемориально-лирического выплеска на стихи обэриута Александра Введенского, а на сей раз в амфитеатре концертного зала Дома художника праздновали “Красоту”.

Компактный во всех смыслах — всего-то полчаса чистого звучания — диск под несколько вызывающим названием стал концептуальной ступенькой в истории дуэта. В музыкальном плане Федоров и Волков пришли к окончательному отказу от какого бы то ни было сладкозвучия и малейших намеков на потенциальную шлягерность. С точки зрения текстов, написанных преимущественно Артуром Молевым и Андреем Смуровым, налицо также вполне логичное движение вглубь — от поэтики ОБЭРИУ к радикалистским словотворческим опытам в традициях их прямых предшественников, футуристов, правомерно включающим в себя и такой вовсе уж редкостный в современной музыкальной практике содержательный элемент, как яростное общественно-политическое звучание.

Большая часть из составляющих “Красоту” композиций, адресно посвященных ряду крупных государственных деятелей прошлого и настоящего, в ходе презентации не прозвучала. Как было сказано со сцены — в связи с событиями, произошедшими в мире за время записи и выпуска релиза. Действительно, исполнение, скажем, произведения “Шарон”, с его туманным, но как минимум амбивалентным словарным зарядом, трудно было бы сейчас назвать небесспорным. Не говоря уже о двухчастной вещи под заглавием “Пин Пут”, соединяющей в себе “посвящение” лишь немного не дожившему до описываемого концерта бывшему чилийскому диктатору и довольно бесшабашные в данном контексте лингвистические эксперименты на тему “Путь IN”. Ну а те из новых, условно говоря, песен, что были впервые предъявлены аудитории в этот день, запомнились не только воинствующей деструкцией мелодического ряда и агрессивной затемненностью мысли, но и широтой культурологических ассоциаций.

Открывший вечер минималистский опус “Мао” был с избытком наполнен, с одной стороны, звуковыми характеристиками великого китайского народа, а с другой — отзвуками левацкой битловско-ситарной гармонии (привет 1968-му!). А “жестокий романс” “Фиделька” явственно апеллировал и к сакраментальному “Гори, гори, моя звезда”, и шире — ко всей отечественной салонной офицерской эстетике, впрочем изрядно травестированной.

Последнее произведение запомнилось и благодаря на диво эффектной подаче: склоненная над клавишами рояля грива волос характерно “кокаинеточного” типажа Волкова и манерная, изломанная пластика грассирующего, что твой Вертинский, фронтмена Федорова. Визуальное решение концерта следует вообще отнести к числу полноправных причин его триумфа.

Долгое и вгоняющее практически в медитативный транс видео “из жизни медуз”… Крахмально белоснежные рубахи двоих “братьев-разбойников”, сумевших соединить рок и фри-джаз, а потом забрести в горние, мало кому доступные выси вдохновенной семпладелической импровизации (термины, описывающие эту музыку, иногда звучат не менее диковинно, чем она сама). Словно бы нарочно — а на самом деле, конечно, просто не выдерживающие колоссального энергетического напора — рвущиеся струны…

И финальный аккорд концерта, заставивший большую часть зала замереть на полувздохе, а многих зрительниц — не стесняться слез. Просто одна из композиций “Безондерса” — “Сын”, — насквозь пропитанная предощущением грядущего вечного расставания, была исполнена под дополнительный аккомпанемент нескольких жалостливо пищащих на разные лады, сучащих лапами и мигающих электрическими глазами мизерабельных зверюшек — из разряда тех, что продают в метропереходах. И вроде бы абсолютно бесхитростный ход обернулся натуральным катарсисом, стал, честное слово, самым пронзительным из пережитых в уходящем году сценических метафор. Включая и преподнесенные другими родами искусства.

25.12.2006, №243 (1770)

© webmaster@auctyon.ru