Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Олег Гаркуша минус компьютер
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Олег Гаркуша минус компьютер

Автор: Андрей Травин
Дата: 12.05.2003
Прислал (о, а, и): Sun Ra
Впервые: РЖ

В свое время покойный журнал «Компьютер и жизнь» печатал всяческие интервью с известными людьми искусства, которые расказывали, как они используют (а чаще — почему они не используют) компьютер. Олег Гаркуша демонстрирует последнюю тенденцию гораздо обостреннее, ведь он — человек, который участвовал в первой трансляции рок-концерта по Интернету, однако не пользуется даже сотовым телефоном, не говоря уже про компьютер.

Хотя группа «АукцЫон» хорошо и полно представлена в Сети и хотя один из друзей Гаркуши — А.Григорьев — основатель известного питерского интернет-провайдера «Dux» и первого отечественного интернет-кафе «Тетрис», можно сказать, что Гаркуша не имеет отношения и к Интернету.

Для тех, кто не знает: справка о Гаркуше одним абзацем. Когда группа «АукцЫон» вступила в ленинградский рок-клуб и начала свою концертную деятельность, Олег Гаркуша на сцене почти не появлялся, а в основном что-то перетаскивал до и после концертов. Сейчас Гаркуша — фронтмен «АукцЫона» (или «логотип группы» — по словам композитора и солиста группы Леонида Федорова). Кроме того, весьма давно Олег обещал друзьям основать свой клуб. И теперь существует питерский клуб, который называется «Гаркундель», в честь школьной клички Гаркуши. Гаркуша снялся в нашумевшем художественном фильме «Взломщик» (1987 год) и менее известном кинофильме «Троянский конь дыбом». Но особо колоритная «роль» получилась у Гаркуши в документальном фильме «Рок» (1986) — там есть подлинный эпизод, когда Олега забирают в милицию.

Олег, хотелось прежде всего расспросить Вас о клубе «Гаркундель». Но многим читателям «РЖ» уместно будет рассказать сначала про старый клуб «Сайгон».

"Сайгон" был обычным кафе. Так получилось, что в прежние времена (чуть ли еще не с 60-x годов) в нем собирались и общались художники, музыканты, поэты, рокеры. Оно было закрыто в 1988 году на ремонт, а в 1997 году на этом месте открылся музыкальный магазин (в промежутке там были магазин сантехнических принадлежностей и галантерея). И меня пригласили работать в магазине консультантом и арт-директором. Там начали устраиваться творческие презентации. А потом он опять закрылся на капитальный ремонт, так как на этом месте будет построена пятизвездочная гостиница. И тогда некое сообщество людей, которое решило сделать под названием «Сайгон» магазин и клуб одновременно, переместились в начало Невского проспекта, ближе к Адмиралтейству. Там «Сайгон» не проработал и года в той форме, в которой он был учрежден. Магазин остался, а клуб был сдан в аренду другим людям, которые устроили там просто дискотеку. И буквально сразу после этого меня пригласили в клуб «Спартак» (довольно известное заведение, которое работает уже шестой год), чтобы я открыл свой клуб там. И на втором этаже «Спартака» я открыл свой клуб, который назвал «Гаркундель». Его концепцией я занимался три года, пока искал помещение, деньги и все остальное. С этим у меня ничего не получилось, а получилось так, как я рассказал. «Гаркундель» открылся 12 сентября 2000 года. У меня там выступают молодые группы, а иногда и группы достаточно известные. Этот уютный клубик оформлен художником Гавриилом Лубниным. В нем проводятся презентации различных аудиоальбомов. И больше года работает телепрограмма «Гаркундель» на TNT в Питере (бывший 11 канал). Я приглашаю туда коллективы, которые у меня выступали (или иногда — по чьей-либо рекомендации).

А Лубнин выступал?

В клубе у меня выступал, а в телепрограмме пока не выступал — боится.

В Москве о нем никто не знает?

В Москве о нем многие знают. Он очень мнителен и не созрел до того, чтобы выступать. Это — единственный, наверное, артист, который мне сейчас нравится. Если его с кем-либо сравнивать, то надо сравнивать с Башлачевым, Цоем и Майком по энергетике.

А в качестве кого вы работаете в клубе?

Я в клубе придумал себе должность «основатель» и также являюсь арт-директором. Ни в каких финансовых программах я участия не принимаю. Я приглашаю коллективы, договариваюсь с ними и больше ничего не делаю. Когда они приходят, то уже начинается работа других людей: артистов встречают, ставят аппаратуру…

Расскажите о первой в мире трансляции концерта через Интернет?

Я не могу сказать об этом почти ничего: единственное, что я точно помню, так это то, что это была трансляция концерта группы «АукцЫон» в кинотеатре «Космонавт». Тогда войдя в зал и увидев компьютер, я спросил: «Что это? Зачем?». А мне ответили: «Мы будем делать первый в мире показ выступления в Интернете».

Это случилось где-то в середине девяностых?

Да.

А не было желания самому использовать компьютер, ну хотя бы для того, чтобы записать свой альбом?

У меня с компьютером отношений вообще нет. Я объясню почему. Потому что:
а) у меня нет компьютера;
б) у меня и так есть своя страница в Интернете;
в) я не хотел бы из анонимного алкоголика превратиться в анонимного интернетчика, а может быть и такое: затянет и все.

Как принимают «АукцЫон» на Западе?

Это совершенно стандартный вопрос, в ответ на который я сразу привожу примеры того, как принимают группы те, кто не понимает по-английски, простые примеры: Beetles, Rolling Stones. Энергетические коллективы мы воспринимаем через их энергетику. У нас тоже безумно энергетическая группа, и само движение на сцене и музыкальная подача сразу видны западной публике. Мы не поем на английском языке. Но были примеры, когда немцы подходили и говорили: «Это песня примерно о таком сюжете?» — и мы отвечали: «Да».

Хочется ли уехать туда насовсем?

Конечно, нет. Во-первых, потому что я могу поехать просто посмотреть, как там живут. А во-вторых, достаточно большое количество времени я провожу на Западе, и там мне лично неинтересно вообще, просто скучно. Творческому человеку там жить нельзя — нечем питаться творчески.

А на родине отвязная жизнь, как в стихотворении про метро, для Вас продолжается?

Ну, теперь нет. Стихотворение про метро относится к совсем другому времени, когда была совсем другая милиция, разительно отличающаяся от нынешней, более добродушная. Сейчас же очень много злобы в людях… Я не хочу обижать всех милиционеров, но раньше было по-другому: если тебя забирали в милицию, то не значит, что тебя будут бить до полусмерти или подкладывать героин.

А сейчас сохраняется ли какое-либо рокерское братство?

Ну разве что на больших концертах или больших тусовках, когда встречаешь тех, про кого не знал, жив он или нет, старые рокеры обнимаются, кто еще пьет, тот пьет, кто уже не пьет, тот не пьет. Многие рокеры не пьют не потому, что это не модно, а потому что уже не могут. Ведь рокерская жизнь очень сильно связана с транквилизаторами. Я имею ввиду не написание песен — это ошибочный взгляд, а то, что в связи с поклонниками, тусовками, практически везде, где я появлялся и появляюсь, всегда предлагают выпить.

А когда началась Ваша артистическая карьера?

Это получилось на одной из репетиций. Тогда репетировалась песня «Деньги — это бумага», и Леонид Федоров попросил меня кое-что пропеть, и я что-то прокричал. Теперь половина репертуара уже связано со мной, где-то пою или подпеваю.

А кстати, что Вы думаете по поводу того, что теперь деньги — это не только бумага, что кроме банкнот есть даже электронные деньги?

Я не слышал про электронные деньги. Я устаревший. Мне не то чтобы чуждо что-то новое, я просто пока к этому не привык.

Хорошо, вернемся к артистической карьере. Расскажите про свои сольные выступления.

Сольные выступления сейчас у меня продолжаются, хотя и реже. Те, кто на них приходят, приходят именно на меня. Я читаю стихи, рассказываю. Если есть возможность показывать видеоматериал, слайды, я этой возможностью пользуюсь.

Многие поэты теперь публикуют свои стихи в Интернете. А где бы Вы хотели их опубликовать?

Желание выпуска настоящий книги сохраняется у меня уже десятый год. И, по-видимому, это дело подходит к концу. Практически уже есть люди, которые заняты ее набором — в двух книгах под одной обложкой. Она будет красивая и недорогая.

На альбомах группы «АукцЫон» не указывается авторство отдельных текстов. Можно специально внести ясность на этот счет?

Скажем, «Волчица» и «Осколки» сначала были моими стихотворениями. Потом они попали к Лене Федорову, из них все слова убрали, оставив в каждом стихе по одной моей ключевой фразе (а все остальные слова там теперь не мои). Мои строки — это «он идет к своей волчице» и «осколки девичьих сердец хрустят у меня под ногами». Но есть песни -"Бомбы", «Сосет», «Убьют», «Мальчик как мальчик», «Пионер», «Птица», «Выжить»… Так это — мои стихи, именно стихи.

Олег, самые запоминающиеся песни «АукцЫона» имеют привкус смерти. Поэтому интересно Ваше отношение к этой теме.

Эта тема личная. Просто в тот момент, когда написалось какое-нибудь подобное стихотворение, у меня возникли мысли о смерти, может быть, даже депрессивное состояние… Вообще, когда я пишу стихи, я специально не сажусь их писать. Когда на меня «находит», тогда и сажусь. Пришло стихотворение — записал, оставил…

Хочется все же узнать, что означает для вас смерть именно мировоззренчески? Переход? Конец?

Это очень сложная тема, о ней можно говорить часами. Но мне с годами, по крайней мере (а мне уже сорок), жить хочется все больше и больше. Потому что я знаю, что — не так долго осталось

.

Все-таки питерские рокеры стали такими серьезными, начиная с крещенного Кинчева…

К религии у меня очень спокойное отношение. Я крещенный, естественно. Крестился поздно, лет в тридцать, наверное. Но отношусь к этому без фанатизма: свечку поставить, пройти мимо церкви — перекреститься, но не так, чтобы чтить традиции и соблюдать посты.

Вы сравнительно недавно видели живого Хвостенко. Каким он вам запомнился?

Очень добрый человек, действительно добрый человек, работать с ним приятно.

23 июня 2001

© webmaster@auctyon.ru