Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Неосознанный выбор
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Неосознанный выбор

Автор: Андрей Зимоглядов
Дата: 14.08.2004
Прислал (о, а, и): Ogonek
Впервые: газета "Салон"
автор - Сергей Ваганов

Леонид Федоров и Владимир Волков чувствуют себя в баре "Gung'ю'баzz как дома. Во-первых, они выступали здесь и раньше. А во-вторых, этому «домашнему» ощущению способствует цель их утреннего визита в «Gung'ю'баzz»: Федоров и Волков пришли сюда (события разворачиваются на Украине, в Донецке) умыться — в гостинице отключили горячую воду.Федоров уже успел принять душ, а потому пребывает в прекрасном расположении духа — прихлебывает зеленый чай, улыбается, шутит. Даже такая неприятность, как необходимость давать интервью, не может омрачить этого пасторального благодушия. Волков ждет, пока нагреется котел, по его подсчетам — это еще часа полтора. Он сосредоточен и несколько подозрителен. Еще двое участников «ВолковТрио» — Святослав Курашов и Денис Сладкевич, задерживаются на неопределенное время. Решаем начинать без них.

— Интервью с Леонидом Федоровым — это, по-моему, самостоятельный журналистский жанр. Все они начинаются со слов о том, что Федоров интервью не дает. Бывало, что данное кому-либо интервью приносило вам реальную, ощутимую, зримую пользу?

Леонид Федоров: — Пользу кому?

— Вам.

Леонид Федоров (заразительно хохочет): — Я не знаю!

— Может быть, какие проблемы, будучи озвученными, исчезали. Или, к примеру, находился подходящий рекорд-лэйбл?

Леонид Федоров: — Скорее, проблемы возникали.

В разговор включается жена Федорова — Лидия: — Это когда пишут совсем не то, что он говорил.

Леонид Федоров: — Это ты про Гребенщикова, да?

Лидия Бенцианова: — Задали вопрос: «Как вы относитесь к Гребенщикову». И в ответе написали что-то вроде «Я — лучше всех, я — самая яркая личность», какие-то высказывания в принципе ему не свойственные.

— В одном из этих интервью (если это правда, конечно, а не опять журналисткий заговор), вы сказали, что практически не контролируете процесс написания песен. Просто что-то откуда-то приходит…

Леонид Федоров (с искренним удивлением): — В общем нет, а как его контролировать?

— Вы вообще верите в то, что человек способен управлять хоть чем-то?

Леонид Федоров: Не очень. Ну чем-то ты можешь, наверное, управлять. Ну, не писаться, там.

— Или управлять нагревательным баком?

Леонид Федоров (хохочет, в то время, как на лице Волкова появляется заметный интерес): Да!

— Кстати, искусство не писаться тоже не всем доступно.

Леонид Федоров: — Ну, бывает, да. Но мне кажется, все-таки чаще случается, что люди не писаются.

— У вас довольно позитивный взгляд на вещи.

Леонид Федоров: — Не сказал бы.

Владимир Волков (с едва заметным оттенком зависти): — После душа, зеленый чай…

Леонид Федоров: — Приятные люди, приятное место…

— Кстати, о приятном месте. Хемингуэй, кажется, писал, что «этот мир — прекрасное место и за него стоит бороться». Действительно стоит?

— Наверное. Хемингуэю виднее.

Владимир Волков: — Конечно, у него там на Кубе хорошо было.

Леонид Федоров: — По крайней мере, очень хочется верить в то, что есть еще замечательные места в этом мире.

— Вы вроде бы в стороне от всяких пиар-акций, от всего того, что принято называть шоу-бизнесом. Кроме того, ваша музыка (я имею в виду с «ВолковТрио») тяжела для восприятия, а кое-кого может и напугать. При этом аншлаги, околокультовый статус. Как это работает?

Леонид Федоров: — Ну, во первых, мы редко играем.

Владимир Волков: — Хотя сами себя пугаем.

Леонид Федоров: — Да. Я, вообще, не знаю.

Владимир Волков: — Наверное, если бы мы это анализировали, мы бы уже не были в стороне от шоу-бизнеса, а нас там никто не ждет.

Леонид Федоров: — Ну да. Посто, а куда нам деваться? Так уж получилось, что мы занимаемся этим.

— То, что вы занимаетесь этим — осознанный выбор?

Леонид Федоров: — Да нет, конечно. Как осознанный?..

Владимир Волков (под общий одобрительный смех): — Я бы сказал, неосознанный выбор.

— Вопрос, скорее, к Владимиру. Совсем недавно Артемий Троицикий говорил мне, что считает компьютеры — единственным, что двигало музыку вперед на протяжении последних пятнадцати лет. И что компьютер понижает планку доступности в плане производства качественной и интересной музыки. Вам, как музыканту с огромным исполнительским опытом и консерваторским образованием, не обидно слышать подобные вещи?

Владимир Волков: — Хотелось бы поговорить об этом с Артемием в 80-е годы, когда компьютеров не было и он прекрасно участвовал в каких-то авангардных фестивалях и концертах, продвигал все это. Тогда ему это очень нравилось. Вообще все нравилось. Так что дело в Артемии, наверное. Не в компьютерах.

Леонид Федоров: — Когда-то же и контрабас, в общем-то придумали.

Владимир Волков: — Были когда-то ломатели станков, были наверное и ломатели контрабасов.

Леонид Федоров: — Компьютер — это просто еще одна из дубин, придуманных человечеством.

Владимир Волков: — Это не плохо, но, если, как говорится, без фанатизма. Очень немного есть компьютерной музыки, которая нам нравится.

— Например?

Владимир Волков: — Ну, если можно Трики назвать компьютерной музыкой…

— Подозреваю, «Red Snapper»…

Владимир Волков: — «Red Snapper», да. Отчасти. Но, понимаете, это ведь тоже разговор о том, что есть средства, а есть люди.

Леонид Федоров: — А потом, эти люди, они ведь играют живьем. Но все равно качественной музыки очень мало, а говорить о том, что она какая-то новаторская… Над этим можно только посмеяться. На мой взгляд, еще «Pink Floyd» всю дорогу протоптали, показали, что можно вот так, а можно так — пожалуйста.

— Вас довольно трудно запихнуть в какие-то жанровые рамки…

Леонид Федоров: — Мы старались.

— Вам случалось узнавать в каком стиле вы играете из газет и журналов?

Владимир Волков: — Да, да, постоянно. Есть такой клуб в Санкт-Петербурге, называется «JFC», довольно часто мы там играем. И каждый раз для меня является большим сюрпризом, как это анонсируется. Причем они нас как бы хорошо знают. Был «панк-джаз», «джаз-рок» один раз был, «фолк-джаз», «авангардный джаз», чаще всего «арт-рок». Я с благодарностью узнал, что оказывается, имею отношение к року.

— Бытует стереотип, что творчество и необходимость зарабатывать деньги вечно конфликтуют междлу собой. Это действительно правда? Или те, кто зарабатывает, таким образам пудрят мозги конкурентам?

Леонид Федоров: — Какое-то противоречие между творческим процессом и зарабатыванием денег? Лично у меня нет. У нас с этим все в порядке (смеется), у нас — ни денег, ни творческого процесса! Нет, если только ты сам себе не поставил таких условий — или я зарабатываю деньги, или занимаюсь творчеством, то все нормально. Но деньги — действительно не главное.

© webmaster@auctyon.ru