Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Особенный
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Особенный

Автор: Татьяна Маринкина
Дата: 15.03.2006
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Фузз #3, 2006
Петербургский клуб «Платформа»,18 февраля. 19.45. В клубе человек 20, Федоров и Волков на сцене – настраивают звук. Никакая заоблачная цена клубного билета не может напугать истинного поклонника Леонида Федорова и Владимира Волкова, поэтому к началу выступления «Платформа» уже трещит по швам, благоухает сигарами, пахнет коньяком и пестрит знакомыми лицами бомонда обеих столиц. Концерт начинается новой композицией «Верьте». «…Взоры птичьи на Кронштадт», и к сцене подобраться уже нет возможности. Публика выстроилась сплоченными плотными рядами, многие, прямо не раздеваясь, в зимних куртках. Некоторые умудряются курить. Сцена буквально облеплена самыми преданными и впечатляющим количеством фотографов. На сцене Леня и Вова играют, трясут головами, один орет, другой виртуозно крутит свой контрабас вокруг оси. Человеку непривычному все это напоминает театр абсурда, но непривычных тут вряд ли встретишь. «Моя Ны», «Червяк» — это все песни с нового альбома «Безондерс», но, несмотря на невеселость, их принимают хорошо, многие уже выучили слова наизусть. «Собака Вера» — страшная тяжелая вещь, но Федорову – Волкову этого мало. Они еще больше отягощают происходящее. Надев на головы шапки, похожие на колпаки палачей средневековья и огромные очки, похожие на те, что надевали военные пилоты, они медленно выдавливают: «умерла Дульчинея…» Брр, мурашки по коже. Рядом стоящая юная барышня тихонько плачет и кажется, что время остановилось. А дальше старенькое: «Голова-Нога», «Таял», «Бен Ладен», «Холода», «Старец», после которой в зале кто-то крикнул: «Хвост – жив!». Потом еще порция лирической грусти – песня «Сын» с нового альбома. «Я по улицам ходил. Сына я везде искал…» Грустно-грустно. Много пота на сцене, пар, изрядные музыкальные импровизации и неизменный драйв. Отложив инструменты, Федоров и Волков спустились в гримерку. Синие глаза Федорова сияли от счастья, видно было, что музыкантов колотит от пережитых эмоций и одновременно, они счастливы. Перебросившись парой слов, они вернулись и ударно завершили вечер песнями «Якоря» и «Стало». Теперь уже была заметна усталость и некоторое разочарование от того, что все кончилось. А я подумала, правду ведь сказал Федоров. Все, чем он живет – это музыка и именно она ему в радость! Апофеозом вечера стала нарисовавшаяся в зале Наташа Пивоварова с сумкой, откуда торчала гроздь бананьев, задорно распевающая «и снится нам не рокот космодрома…»

Fuzz: Как вам пришла идея сделать альбом на стихи Введенского?

Леонид Федоров: Ну как… Подсказали. Да и вообще один из любимых поэтов. Был. И есть, собственно. Новый альбом не совсем сольный, мы записали его с Вовой Волковым. В данном случае говорить о какой-то концепции бессмысленно. С ума можно сойти. Какие нравились стихи, какие подходили, вот что-то и получилось. Писали альбом в Москве, дома, вдвоем с Вовочкой.

Fuzz: А действительно ли этот альбом посвящен памяти Алексея Хвостенко?

Леонид: Нет, это не совсем так. Все началось с того, что когда умер Хвост, один приятель, сегодня вот он не пришел, поэт тоже, Владимир Эрль, прислал мне текст. Один из текстов А. Введенского и, собственно, говорит, вот было бы здорово сделать песню, как раз Леша любил этого поэта. А потом была еще другая история, еще один человек предлагал, давая, мол, сделаем на Введенского в альманах. В конце концов, получилась песенка, и уже потом решили сделать целый альбом, чего там — одна песенка.

Fuzz: А тяжело ли было работать над этим альбомом в плане энергетики, психологического напряжения? Альбом ведь вышел не самый оптимистичный, прямо скажем…

Леонид: Да нет, выход есть… Было интересно. Как-то стараемся удерживать интерес в себе. Сам процесс работы над альбомом был интересен, а все остальное вообще меня мало волнует. Ну, что делать, если это само так выходит, я ж не специально, не по заданию. Мне всегда сам процесс работы и запись нового альбома доставляет большое удовольствие. Какое там мучение! Вот «Лиловый Альбом» тоже вышел интересно. Как я уже много раз говорил, записано все было на мини-диск, в один микрофон, я ставил различные CD и живьем под это дело прямо писал треки.

Fuzz: Живьем где писали? Говорят, на кухне вашей московской квартиры…

Леонид: На кухне, да, сидел. Было тоже весело и интересно.

Fuzz: Есть для вас какие-то особо значимые композиции на «Лиловом Альбоме» или на новом – «Безондерс»?

Леонид: Каких-то особо значимых композиций для меня на альбомах нет. Абсолютно. Все одинаковые. Все песни – ровно, без всякого приоритета и как-то спокойно.

Fuzz: Почему назвали «Безондерс»?

Леонид: Вовочка выдал. Давай, говорит, Безондерс назовем. Давай. Безондерс – это по-немецки «особенно». И по-голландски тоже. То есть это нормальное слово с определенным значением.

Fuzz: Получается, что название отражает суть альбома в той или иной степени…

Леонид: Да вроде даже отражает. В некотором роде.

Fuzz: В Петербурге вы будете в первый раз играть эти песни, это ведь презентация альбома. Не волнуетесь?

Леонид: Я не знаю, как нас здесь сегодня примут. Честно говоря, не думал об этом. Ну, это просто такая игра, скажем так. Скорее… Мы, наверное, скорее веселимся, да, Вова?

Владимир Волков: Чем грустим? Или чем радуемся?

О планах и единении

Леонид: Никогда нет ничего конкретного. Есть какие-то идеи. Во-первых, я это не очень люблю, а во-вторых, нет планов, понимаете. Они как бы… Можно сказать, что их много, а можно сказать, что их нет. Вот как оно все выходит, так оно и есть. Гастролей много предстоит. И с АУКЦЫОНОМ, и с Вовой, и сольно. И по России и за пределами. В Штаты в марте полетим. Много всяких концертов планируется.

Fuzz: Для сотрудничества в первую очередь вам необходимо какое-то духовное единение, чтобы что-то сочинять вместе? Вы должны хорошо знать человека, понимать его?

Леонид: Дело даже не в этом. Ну да, какие-то общие цели, интересы. Вот с Вовкой, например, они у нас уже как-то есть. Поэтому что-то и происходит.

Fuzz: Тем не менее, вы живете в разных городах…

Леонид: Да, но все равно мы встречаемся, происходит какой-то контакт. Есть он уже изначально. Поэтому когда мы встречаемся, у нас что-то обязательно получается. То есть здесь это как-то взаимно, не просто сотрудничество.

Про АУКЦЫОН и жизнь

Fuzz: Давно не было у вас нового именно аукцыоновского альбома, все больше сольное творчество…

Леонид: Ну да. Ну, как-то не выходит что-то. Жизнь такая.

Fuzz: А ждать-то стоит?

Леонид: Я думаю… Наверное. Не знаю. Я как-то боюсь загадывать.

Fuzz: Леонид, а ваш переезд в Москву и то, что вы теперь не имеете возможности часто и по многу общаться с другими участниками АУКЦЫОНА, не усложняет ли процесс появления нового альбома?

Леонид: Да нет, это же уже давно. Я еще пока жил здесь, тоже у нас не было ничего. Я думаю просто, что повторять не хочется каких-то вещей, а чтоб делать какие-то новые радикально… Что-то не получается. Поэтому, соответственно, получаются какие-то другие, и это, собственно, радует. Нету же стремления сделать что-нибудь; это же все такое творчество, в радость на самом деле. Мы ж не занимаемся шоу-бизнесом, плановые пластинки не выпускаем. Ну, не выходит. Ну, может, выйдет…

Fuzz: А как вам в Москве живется? Не скучаете по родному Питеру?

Леонид: Да ничего живется, вот уже три года, как там живу. А скучать мне некогда. Не приходится, потому что я все время занимаюсь музыкой и больше ничем. Мне этого хватает.

Fuzz: И всегда сохраняете ясную голову?

Леонид: Ну, не знаю. Не скажу. Вот этого не скажу.

Fuzz: А в одном интервью говорили, что «чтобы достичь чего-то в творчестве, надо просто иметь ясную голову»…

Леонид: А сейчас не скажу! Старею, иногда ясную голову не сохраняю. Старческое слабоумие (смеется). То есть перемены происходят, и я очень рад, что они происходят. Настроение ровное, просто много всяких событий грустных, а так все нормально.

Fuzz: Ваше творчество всегда было не для обывателя…

Леонид: Слава богу. Да, наверное… Серьезно как-то не хочется относиться к своему творчеству, если честно. И никогда не хотелось. Потому что это все же… такое что-то неописуемое.

Fuzz: То есть вы довольны, что жизнь сложилась, как сложилась, вы занимаетесь музыкой и ощущаете себя на своем месте?

Леонид: Нет, этого нет. Жизнь как жизнь. Я стараюсь об этом не думать. Чем меньше, мне кажется, думаешь… В данном случае хочется как-то дальше расти. А как оно сложится? Кто знает.

© webmaster@auctyon.ru