Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Виртуальный музей "Аукцыона"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Зима по колено
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Зима по колено

Автор: Екатерина Бирюкова
Дата: 11.01.2004
Прислал (о, а, и): IK
Впервые: Известия.RU

Ежегодно скрипачка Татьяна Гринденко и ее ансамбль Opus Posth отмечают рождественские святки какими-нибудь особенно неортодоксальными акциями. Год назад в фойе и на сцене зала Чайковского они устроили перформанс с участием фольклорного ансамбля Покровского и художника-минималиста Франциско Инфантэ. На сей раз пошли дальше — для совместного музицирования в КЗЧ была приглашена культовая питерская рок-группа «АукцЫон».

Название программы — «Зимы не будет» — было заимствовано из сольного альбома лидера группы «АукцЫон» Леонида Федорова. Особого смысла в этом названии не было, кроме того, что сувенирный лейбл филармонического фестиваля «Русская зима», в рамках которого происходила смычка двух ансамблей, выглядел на афише совсем комично. Никакой «Русской зимой» с ее из года в год повторяющимся набором имен тут действительно не пахло. Пахло культурным центром «Дом» и его руководителем Николаем Дмитриевым, который, открывая концерт, в своей привычной домашней манере предупредил собравшихся о том, что кроме бас-гитары бывает еще и скрипка, а кроме композитора Майкла Наймана — Генри Перселл.

Его речь была адресована лишь той части зала, которая пришла — в весьма впечатляющем количестве — болеть за «АукцЫон». Что же касается фанатов Гринденко, то они — видимо, как более привычные к данной концертной площадке — остались без всякой моральной подготовки и были вскоре неприятнейшим образом удивлены, узнав, что кроме скрипки бывает не только бас-гитара, но еще и скрипка с очень плохим электроусилением и что звук, производимый Гринденко и ее соратниками, совершенно не соответствует их статусу одного из лучших коллективов Москвы.

Если не считать акустического шока, который обрушился на почитателей старинной музыки вместе с первыми же консервированными звуками Вивальди, первое отделение прошло гладко, но скованно. Старинные опусы, звучавшие с левой части сцены, где расположился монашеского вида Opus Posth, чередовались с музицированием правой ее половины, где орудовали разодетые в старинные кафтаны аукцыонщики. По мере возможности этот антифонный принцип нарушался. И тогда Гринденко подыгрывала песням Федорова, а сам Федоров пел вышеупомянутого Перселла, который в его исполнении все-таки больше походил на Наймана.

Отдельной строкой во всем этом святочном винегрете шли долговязый аукцыонный шоумен Олег Гаркуша, прочитавший пару собственных виршей под сладчайший аккомпанемент струнных, и специальный гость концерта — джазовый контрабасист-виртуоз Владимир Волков. Собственно, его бескомпромиссное агрессивное соло да припасенный ближе к финалу первого отделения федоровский шлягер «Все вертится», который на критической для зала Чайковского громкости исполнили все участники проекта, только и смогли по-настоящему раззадорить публику. В антракте слышались довольные реплики поклонников «АукцЫона»: «Как наши этих-то отделали!» В общем, все шло к конфликту, и он произошел.

После антракта обе части сцены играли «Листок из альбома» Владимира Мартынова — композитора, на имени которого вся эта акция, собственно, и держалась и ради которого действительно стоило сталкивать столь различные стихии. Мартынову, в последнее время ставшему модным автором, посчастливилось еще несколько десятилетий назад писать музыку, которая до сих пор актуальна, и выдавать идеи, которые до сих пор пригодны к обсуждению. Его «Листок из альбома» для скрипки, фортепиано, камерного ансамбля и рок-группы датирован 1976 годом, официально значится первым в нашей стране минималистским сочинением и когда-то входил в репертуар знаменитого ансамбля «Бумеранг», которым руководил Эдуард Артемьев. Но и по прошествии почти тридцати лет «Листок из альбома», как выяснилось, еще может потрепать исполнителям нервы.

Его давно не играли как положено, то есть с участием рок-группы, обходясь более классическими средствами и соответственно более сдержанной публикой. Но на этот раз никакой сдержанности со стороны зала ждать не приходилось. И пианисту, согласно партитуре, одиноко перебиравшему несколько клавиш в течение первой половины сочинения, пришлось испытать весь ужас свистков, хлопков и прочих знаков неуважения. За роялем сидел Михаил Хохлов, известный более как директор Гнесинской десятилетки, чем пианист с большой выдержкой, и его судорожное соло под конец трудно было расслышать из-за поднявшегося гама.

Я такое помню только на концерте Марты Аргерих и Алика Рабиновича, когда последний был освистан галеркой Большого зала консерватории за свой излишне затянувшийся минималистский опус. Но если тогда дело кончилось конфузом и поражением — концерт прервали, а выбежавший на сцену пианист Алексей Любимов сообщил публике, что она дура, — то тут все, наоборот, разрешилось общим экстазом и братанием. То есть так, как, по всей видимости, хитроумный композитор и задумывал. Потому что вторая половина «Листка из альбома» (если, конечно, до нее дотянуть) ничего другого и не предполагает. Но без первой она — все равно что лето без зимы.

© webmaster@auctyon.ru