Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Виртуальный музей "Аукцыона"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / После АукцЫона...
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

После АукцЫона...

Автор: Анатолий Моткин
Дата: 11.05.2003
Прислал (о, а, и): Pekines
Впервые: Muzon

Анатолий Моткин: Олег! Вы уже отыграли один концерт. Чем отличается твоя израильская аудитория от привычной тебе российской?

Олег Гаркуша: Для меня все хороши: что израильская — что российская. Это же видно сразу, когда хорошая публика. Да у нас и не бывает нехорошей публики — очень классные, отвязные ребята.

А.М.: Насколько тебе интересна современная российская музыка?

О.Г.: Сейчас очень много молодых групп, которые хорошо играют, хорошо смотрятся, но ничего особо интересного я не наблюдаю на сцене. Однако наверняка есть очень много скрытых талантов, но просто пока у них почему-то не получается.

А.М.: Многие из тех, кто вас слушает, сравнивая вас с не менее интересным явлением в русском роке — Петром Мамоновым и его «Звуками Му», утверждают, что в то время, как от музыки Мамонова, с их слов, «прет водкой», ваша является «насквозь пропитанной наркотой». Существует ли почва для подобного рода утверждений?

О.Г.: В принципе если послушать и посмотреть, то можно утверждать, что и наркотой, и водкой, и кислотой и вообще всеми транквилизаторами, которые существуют в мире, но на самом деле мы к этому спокойно относимся как по жизни, так и на сцене. То есть каждый волен думать о нас все, что угодно смотря и слушая нас. Если он думает, что мы такие, значит правильно.

А.М.: Вышедший в феврале 1996 года альбом «Жилец вершин» сразу был причислен в ранг шедевров и назван лучшим альбомом 90-х. Легко ли было работать с Хвостом и чем он вообще сейчас занимается?

О.Г.: На записи альбома я практически не присутствовал, поэтому мне трудно ответить. В принципе альбом записывался долго — порядка 9 месяцев. Он вообще дался нелегко и поэтому я думаю, что та домашняя обстановка в которой он записывался была оптимальной; мелодии и аранжировки постоянно менялись и поэтому он получился такой вот хороший. А Хвост находится сейчас в Америке, а не в Париже. Возможно в скором времени он вернется в Париж.

А.М.: В феврале же 1996 года АукцЫон устраивал в Центральном Выставочном зале «Выставку детского рисунка», на которой любой ребенок мог нарисовать и выставить свою картину. Что это была за затея?

О.Г.: Идея этого мероприятия принадлежала нашему художнику, который предложил сделать концерт, с тем, чтобы перед концертом ребятишки нарисовали картинки, посмотрели наш концерт, а затем пришли родители и тоже посмотрели наш концерт. Всего присутствовало около 5000 человек. Было очень много людей и очень много красивых картинок, а потом из того, что они нарисовали, мы сделали декорации.

А.М.: Летом 1995 рок-клуб представлял собой жалкий магазинчик звукозаписи и груды стройматериалов. Изменилось ли что либо с тех пор? Чем ты можешь объяснить подобное запустение былой «Мекки»?

О.Г.: Изменилось. Магазин сейчас не существует. Вообще место очень хорошее. Я хожу туда почти каждый день. Там можно спокойно попить кофе, пиво — все, что угодно. Магазинчик не существует потому, что он был не очень посещаемым. А на самом деле по пятницам и воскресеньям там проводятся концерты, а по средам бесплатные, т.е. те кто выступает и те, кто приходит послушать — не платят никаких денег.

А.М.: В последнее время все громче звучат голоса в пользу того, что многие именитые рокеры стали «гнать попсу». Среди прочих называют Шевчука, Кинчева, Бутусова, Б.Г. и т.д. Согласен ли ты с подобным утверждением?

О.Г.: Понимаешь, если подходить так конкретно к творчеству, то альбом «Птица» весь попсовый, весь коммерческий. Но допустим песня «Осень» Шевчука мне нравится. Она может нравится кому угодно — это не говорит о том, что группа попсовая. Наши песни нравятся «пятипалым» людям, я имею в виду «новых русских», но я не ощущаю, что мы «гоним попсу», просто у нас очень много мелодичных песен, но это не означает, что песни попсовые — просто хорошие песни.

А.М.: Как ты расцениваешь резкий крен влево таких людей как Егор Летов и, ныне покойный, Сергей Курехин?

О.Г.: Ну это их дело, пусть они этим и занимаются. Однако очень странно, конечно, если Егор Летов сам испытал все на себе и сидел в «дурке» и в общем потрепала его жизнь, и он сейчас за тех, кто его терроризировал, причем, по моему, это все на полном серьезе. А то, что делал Сережа Курехин, это полная фигня. Я его знаю очень давно и очень хорошо и это он просто придумал. Он был вечный придумщик и даже если он сидел и о чем то с тобой разговаривал, это вовсе не означало, что он говорит на полном серьезе. Я помню была замечательная история. Мы выступали в Риге: я читал стихи, он играл на рояле, а брат Егора Сергей Летов играл на саксофоне. После концерта мы пошли куда-то в гости. Там была одна девушка. Сережа всех представил, а на Африку сказал, что это Гребенщиков, и девушка в течении недели думала, что это Гребенщиков.

А.М.: Прошло уже 10 лет после фестиваля в Черноголовке. Константин Кинчев, Андрей Столыпин и многие другие в ответ на мой вопрос о состоянии рока в России сейчас, сказали: слава Богу, после долгого периода застоя рок ожил. Согласен ли ты с подобными высказываниями?

О.Г.: Да он и не умирал. Б.Г. очень хитрый человек, на самом деле. Он не то, что ляпнул, он просто так сказал, что рок мертв. Как же он может быть мертвым, если Гребенщиков играет уже 27 лет ?! Это же просто фигня полная — если играют, так как он мертв ?! Он не умрет. Он никогда не умрет.

А.М.: Артемий Троицкий сказал, что «Аквариум» сегодня — это ошибка природы — его уже давно не должно было существовать. То, что Гребенщиков сегодня на сцене — это не показатель того, что движение идет.

О.Г.: Я думаю, что движение все таки идет. Опять же про Гребенщикова я помню была статья в каком-то далеком восемьдесят каком-то году написанная Курехиным. В этой статье он написал, что группы «Аквариум», «Зоопарк» и т.д. — антисоветские. И все просто поверили и с ним никто не здоровался.

А.М.: В 1995 году находясь в Питере я приобрел некую 45-минутную запись под названием «Гаркуша — соло», на всем протяжении которой слышны голоса, смех, скрежет ножей и вилок и звон стекляных бокалов. Связана ли эта запись каким либо образом с тобой, и если да, то «что это было»?

О.Г.: Зеленый змий! Я просто пришел в гости к другу, а он, сволочь, включил магнитофон, и выпустил кассету «Гаркуша — соло».

А.М.: Занят ли ты в каких либо проектах помимо музыкальных, как например Петр Мамонов театром и т.д.?

О.Г.: Нет. В театре я не занят, но меня иногда приглашают безумные режиссеры, которые снимают меня в качестве различных личностей и персонажей в кино. Например года два-три назад я играл Владислава Ходасевича, великого русского поэта, в телевизионной постановке. И только когда я уже отыграл, я понял кого я сыграл. Помимо этого совсем недавно я записал песню Майка Науменко, царство ему небесное. Песня называется «Салон». Эту песню я записал вместе с ребятами из Зоопарка и она вскоре выходит на диске, где известные люди поют песни Майка Науменко.

А.М.: Выходят ли какие либо сборники твоих стихов, книги о группе?

О.Г.: В 1991 году вышла книга «Старый пионер», которой давно уже и не существует. В нее вошли мои мемуары и стихи. Эта книжка вышла в рамках проекта известного писателя Житинского, который предложил каждому из известных людей Гребенщикова, Цоя — написать немного о себе.

А.М.: В эту книгу вошли только твои мемуары или еще чьи нибудь из твоего коллектива?

О.Г.: Только мои. Ребятя очень плохо относятся к написанию. Вообще они говорят, что я все вру и не говорю правду. Есть некоторые личности — я не буду показывать пальцем. Вскоре у меня выходит новая книга, которая будет выпущена в виде кассеты и на хорошей бумаге.

А.М.: Представляешь ли ты себе ситуацию, при которой ты не пожелаешь больше оставаться в коллективе, или, если сформулировать это иначе, представляешь ли ты ситуацию при которой дальнейшее существование коллектива будет, по твоему, неоправданным и, возможно, даже приносящим вред ему самому?

О.Г.: Ты знаешь, я пока не представляю себе ситуацию, при которой группа АукцЫон не будет существовать. Я просто не представляю и поэтому я об этом не думаю.

А.М.: Что бы тебе хотелось передать на прощанье тем, кто был на ваших концертах в Израиле?

О.Г.: Слушать хорошую музыку. Слушать группу АукцЫон, но и не только группу АукцЫон. Очень много хороших есть групп, которые не то что покруче — круче АукцЫона нет группы, просто интересные группы. Главное не зацикливаться на одном и том же и слушать хорошую музыку. Пожелать удачи и жить себе в кайф.

© webmaster@auctyon.ru