Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Рецензия на диск "Это Мама"
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Рецензия на диск "Это Мама"

Автор: Юрий Сапрыкин
Дата: 10.05.2003
Прислал (о, а, и): Настеньки
Впервые: "Афиша" №20 (91). 25 октября 2002 года
Это Мама

Когда стало известно, что «Аукцыон» делает новый альбом и что альбом вряд ли будет состоять из новых песен, самым интригующим представлялся вопрос, сколько же все-таки будет новых. Оказалось, почти четыре. Открывающая альбом – «Якоря», закрывающая – «О погоде», «Заведующий всем» – единственная из всех, похожая на старый классический «Аукцыон», и «Профукал», текст которой ловко вставлен внутрь (отсюда слово «почти») старой и классической «Фа-фа». Однако ж, как выяснилось, не в новых песнях тут главный интерес. альбом, составленный из песен очень разных лет и записанный в условиях, максимально приближенных к концертным, звучит на удивление цельно – и совершенно не похоже на «Аукцыон» старый и классический. Тот, что пылко любим образованной мелкой буржуазией, интеллигецией в возрасте около тридцати и, наверное, всеми посетителями (да и менеджерами) сети «О.Г.И.»; тот, что признан Главной Русской Рок-Группой 90-х практически всеми, кто когда-либо задумывался о подобных иерархияз (за исключением, пожалуй, тех, кто навсегда счел Главной Группой «Гражданскую оборону»). Того «Аукцыона» на новой пластинке нет.

Изменения видны даже по тому, как Федоров поет: голос стал сильно ниже и грубее по тембру, не говоря уж о зловещей какой-то интонации, с которой пропеваются даже старые и классические вещи. Вообще, на примере старых и классических изменения заметнее всего – скажем, похожие (в оригинальном варианте) на ранних U2, легкие и нервные «Осколки» превратились здесь в нечто мохнатое, бурое, медленно ворочающееся и ворчащее. Или – начало «Зимы», где уже на второй секунде в уши вгрызается сиплый, истеричный саксофон Николая Рубанова, и его визг – практически на одной ноте – не смолкает, пока не запоет Федоров. (Рубанов здесь, к слову, творит невероятные вещи: его игра стала не то чтобы эмоциональнее или виртуознее – это вообще другой уровень музыкального мышления. И все изменения, о которых речь, во многом обусловлены тем, как люто играет рубановский саксофон.) Так вот: «Аукцыон» нового альбома со всеми его зловещими и истеричными деталями – совсем про другое, нежели «Аукцыон» прежний. Прежний по части цитируемому выражению то ли поэта Эллиота, то ли обозревателя Максима Семеляка – брал города не взрывом, но всхлипом. Доминирующий звук «Аукцыона»-2002 – вой смертельно раненного животного; излишне говорить, что вопрос о взятии каких бы то ни было городов перед этим «Аукцыоном» вовсе не стоит. Прежний «Аукцыон», оформившийся в 87-м на альбоме «Как я стал предателем», как бы выражал неизбывную метафизическую печаль по поводу неправильности всего происходящего – и метафизический же восторг по поводу его прекрасности. Новый «Аукцыон» будто бы решил разобраться в происходящем поглубже – и, копнув достаточно глубоко, обнаружил (в своих песнях в том числе) тьму, скрежет зубовный и бездну, неуютную и бессмысленную; суть этого нового «Аукцыона» – в метафизическом ужасе перед жизнью. В завершение разговора об этой важной и нужной пластинке я, видимо, должен был бы кому-то ее порекомендовать, но никому из тех, кого люблю и кому желаю покоя, советовать ее я не стал бы.

P.S. Еще одно достоинство «Аукцыона» – достоинство почти магического свойства – в том, как им удается в процессе звукозаписи поймать запах времени в самой концентрированной его сущности. Послушайте сейчас «Как я стал предателем», «Бодун», «Птицу» – 87-й, 91-й, 94-й моментально возникают перед глазами во всех деталях, хоть руками трогай. Уверен, что лет через несколько год 2002-й будет идеально опознаваться именно по этой пластинке. Вот увидите.

© webmaster@auctyon.ru