Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Федоров и Волков играют и поют Хвостенко и Волохонского
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Федоров и Волков играют и поют Хвостенко и Волохонского

Автор: Александр Горбачев
Дата: 15.12.2008
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: afisha.ru

Громовые раскаты контрабаса и московская гроза, записанная с натуры, спотыкающийся на обе ноги хип-хоп и скрипящая половицами электроника, и спорящие друг с другом голоса, и преодолевающие инерцию языка тексты, и мелодии, от которых не отделаешься, — привыкнув к ежегодным дискам Федорова–Волкова, можно констатировать: на «Снопе снов» нет ничего сверхнового; в случае этих людей горизонт ожидания вообще отодвинут куда-то далеко за пределы зримого. Нет ничего сверхнового и в текстах: Федоров и Волков на сей раз кладут на музыку Анри Волохонского и Алексея Хвостенко, которых по отдельности пели и раньше. Впрочем, здесь все-таки иной коленкор: Волохонский и Хвостенко всю жизнь писали друг с другом, друг для друга и друг против друга, это очень ґотдельный универсум. Но нет ничего сверхнового в том, что «Сноп снов» звучит как откровение.

Трудно отделаться от ощущения, что своими пластинками Федоров и Волков как бы выстраивают альтернативную историю искусств; «Сноп снов» в этом смысле — даже не глава, а почти что резюме. Диск движется от протоязыкового хлебниковского слогосложения («Языческая песнь», которую бормочут голоса самих Волохонского и Хвостенко, — ЛФ и ВВ обеспечивают только брякающую перкуссию) к святой простоте («Рай», тот самый «Город золотой», только с исконным текстом, который поет Хвостенко — поет, по выражению Федорова, не как салонную романтику, но как мощнейший религиозный гимн) — через почти акмеистские романсы, через обэриутские монологи, через малую прозу. Понятно при этом, что Волохонский и Хвостенко ни разу не имитируют чужие манеры — скорее проговаривают их, озвучивают; Федоров с Волковым берут в оборот тексты, которые текут, бурлят, порождают гроздья смыслов даже на чисто фонетическом уровне. История поэзии срастается с историей музыки; это и правда сноп снов об иных эпохах и традициях: средневековая английская музыка и старофранцузский ґменуэт, отголоски фадо и фолктроника почти в духе группы Múm, кенийская арфочка и африканские барабанчики, древнегреческий хор (из «Илиады» Владимира Мартынова) и симфонии Шостаковича. Тут и песни называются соответственно — «Французская», «Португальская», «Афроамериканская»; есть и душераздирающая «Русская», которую Волков не смог ни разу дослушать до конца — говорит, душу высасывает, и его можно понять.

Уместно будет вспомнить, с чего начиналась новая поэтическая эпопея Федорова: записанные с Волохонским диски «Горы и реки» и «Джойс» толком и не альбомы даже, на них и песен-то не было, а были — чтения. «Сноп снов», в сущности, тоже более всего похож на аудиокнигу в предельном понимании слова; книгу, где текст есть музыка, а музыка есть текст.

9 декабря 2008 г.

© webmaster@auctyon.ru