Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Аукцыон, "Это Мама"
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Пробуждение Финнегана (рецензия на диски "Горы и реки" и Джойс")
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Пробуждение Финнегана (рецензия на диски "Горы и реки" и Джойс")

Автор: Михаил Визель
Дата: 03.03.2004
Прислал (о, а, и): IK
Впервые: Русский журнал
В самом конце февраля Анри Волохонский представил публике «уэйк финнеганов». Именно так, с маленькой буквы, поэт и переводчик, музыковед и каббалист Волохонский назвал свои «опыты отрывочного переложения российскою азбукой» (тоже его выражение) знаменитого своей нечитаемостью-непереводимостью романа Джеймса Джойса.

Вышло изрядно: «Скоромаша он раскосомашивал облузги ее игривых ласк и приятного пиррихияка. Оброслая, придорослая, да она же просто фидарослая, эта змеющаяся озоба! От трех пиеров в зоосаду в засаде. Вейся, вуаль, в веках влюбленных! Она, она всех превзохла! Тук в нос, тэк в хвос. Хохобря! Конечно то была она, а не мы!»

Или вот еще: «Это было во мгле давным-давно минувших времен, в древнекаменном веке, когда Адам еще нырял с мотыгой к своей мадамьеве, а та вертела веретено в илистых струях, и всюду пахло пахотой, когда первозданный неподдельный распойный разбойник пил и лип так, что глаза его истекали от страсти, а не от старости».

Можно себе представить, какую волну неприятия и даже возмущения мог бы вызвать теперь этот кропотливейший труд Анри Волохонского, занявший, по его признанию, пять лет. И возмущения, заметим, вполне оправданного. Ведь переводчик прозы, в силу самого своего положения, должен быть крайне консервативен, находиться не в авангарде, а в арьергарде языка и литературы этого языка. Он не разведывает новые пути, а закрепляет и кодифицирует находки. Грубо говоря, слово, конструкция или оборот входит в язык не тогда, когда его с размаху придумает или употребит оригинальный прозаик, а когда его решится вставить в свой текст переводчик.

Но возмущения, вероятно, не будет. Потому что Анри Волохонский перенес свое творение в другой контекст. И, надо сказать, форму для предоставления публике своего труда переводчик выбрал еще более причудливую, чем само его содержание: «уэйк финнеганов» вышел в виде «аудиокниги» — диска (в необычной, резко пахнущей какой-то пропиткой картонной обложке), на котором выразительное авторское чтение сопровождается негромкой и ненавязчивой музыкой.

Тут-то и начинается самое интересное. Дело в том, что роль «звуковых оформителей» взяли на себя Леонид Федоров и Владимир Волков. Перый – рокер, лидер «Аукцыона», второй – новый джазмен и участник многочисленных ансамблей, два хорошо известных и востребованных своею публикой музыканта.

Собственно говоря, когда стал известно, что лидер «Аукцыона» выпускает диск с «Поминками по Финнегану», обнаружилось, что эти самые волохонские «Поминки…» — то есть «уэйк финнеганов» — давно, аж в 2000 году, опубликованы «Митиным журналом» и издательством «Колонна». Они полностью лежат на соответствующем сайте и даже, в принципе, продаются — например, на «Озоне».

Но в том-то и дело, что известно это стало публике (рискнем даже сказать: широкой публике) только после того, как распространилось ошарашивающее известие о таком невероятном проекте.

Что подтолкнуло этих трех творческих людей к выпуску необычной аудиокниги? Неужели только стремление «раскрутиться»? В этом еще можно заподозрить Анри Волохонского (чисто теоретически, разумеется, просто памятуя о «cui prodest»), но уж никак не Федорова. Если трек с голосом Волохонского, появившийся «в эпилоге» предпоследнего диска Федорова «Зимы не будет», можно было воспринимать как милый, но в общем необязательный «оммаж», дань уважения автору «Города золотого», то этот новый диск — просто самоубийство, что с коммерческой точки зрения, что с точки зрения верных и ко многому уже привыкших поклонников «Аукцыона»..

Ответ находится в другой аудиокниге Волохонского и Федорова — «Горы и реки», выпущенной одновременно с «уэйком». Она вдвое короче (чуть больше получаса), и музыки там побольше. Волохонский декламирует там свой «Каталог Гор и Морей» ("За южным морем к западу от Красной реки, к востоку от Зыбучих песков обитают три зеленых зверя. Туловища их срослись. Называют их поэтому «Сроши…»), напевает стихи надтреснутым старческим голосом и читает афоризмы. Два из них как раз и дают ответ на сакраментальное cui prodest.

«Нынешняя культура является культурой в том же смысле, в каком культурами являются известные огородные культуры»; «Возможно, основным занятием человека должно стать не искусство. Вот только что?».

Это самое «что» и пытаются нащупать Федоров — рокер, который устал быть «просто» рокером, и Волохонский — переводчик, который не может больше быть «просто» переводчиком. Писать об этом трудноуловимым «что», возникшим на стыке разных жанров и даже разных культур, очень сложно. Но необходимо. Финнеган то ли оживает, то ли пробуждается. И, хочется надеяться, вот-вот запляшет.

01.03.2004

_____________

Статья публикуется с разрешения редакции «Русского журнала»

© webmaster@auctyon.ru