Главная страница lenta.auctyon.ru
Титры
Cтартовой!
Карта
Ынь.
:: Добавить новость  
Афиша Аукцыона и его семьи Главная / Документы / Нам предложили записать альбом с Джоном Зорном
Концертов нет
Получайте информацию с комфортом

Поиск по сайту:

Живой Журнал:

[info] auctyon (сообщество)

[info] auctyon_ru (новости)

RSS поток:

RSS

›­м

Нам предложили записать альбом с Джоном Зорном

Автор: Евгений Левкович
Дата: 04.03.2006
Прислал (о, а, и): Auctyon.Ru team
Впервые: Роллинг Стоун, 3/2006
Едва открыв мне дверь, Фёдоров убежал в свою комнату к компьютеру. Из колонок играет «Моя любовь» — вещь, записанная «Аукцыоном» уже 12 лет назад. Ровно столько же прошло со времени выхода последнего альбома группы. Леонид Федоров внимательно слушает дубль за дублем и крутит ручки на пульте. Закончив, ведет меня на кухню, предлагает бульон, сваренный женой. Я в свою очередь вытаскиваю из рюкзака прихваченную из дома бутылку клюквенного самогона. Федоров не отказывается. Вкусно-то как…

Что с песней делали?

Я пересвожу старые песни. Мы только из Штатов приехали. Нам предложили выпустить сборник. После десяти лет регулярных поездок наконец-то нас заметили! (Смеется.) Но лучше поздно, чем никогда.

Почему же раньше не замечали?

В этот раз мы выступили в удачном месте. В Америке это очень важно. Там ведь как все устроено: можно отыграть сотню фестивалей и не получить от этого никаких дивидендов. Мы сыграли в одном культовом месте. Туда просто так не попасть — нас сосватал Фрэнк Лондон.

Прошу прощения за невежество, Фрэнк Лондон — это кто?

Трубач такой. Он играет в нью-йоркском бэнде The Klezmatics, знаменитом в Штатах, но не в попсовых кругах, конечно. 30 человек на сцене: 9 вокалисток, дудки, перкуссия… Чума полная. Мы с ними выступали на одном фестивале, там и познакомились. В итоге Фрэнк говорит нам: «Давайте чего-нибудь вместе запишем, у меня есть отличная студия. Я приглашу ещё музыкантов, хотите?» Мы справшиваем: «Каких?» — «Ну, я вам предлагаю двоих, — говорит. — Не знаю, согласитесь ли вы. Одного зовут Джон Зорн, другого — Марк Рибо». Мы просто в осадок выпали. А он продолжает: «Вы, конечно, можете ещё каких-нибудь людей предложить, если эти не подходят. Назовите имена, а я вам скажу, смогу я их достать или нет». Я уже в шутку говорю: «Мы подумаем». На самом деле, удивительная поездка получилась.

И когда вы едете на запись?

Предварительно договорились на май-июнь. Я сейчас так говорю, будто всё уже состоялось. Конечно, нет. Ещё массу вопросов надо решить.

Например, что, собственно, записывать?

Как, что? Новое, разумеется.

Разве у «Аукцыона» есть новый материал?

Пока нет. Но, думаю, не проблема будет найти.

Странно. Почему же в течение 12 лет это было проблемой?

Да никогда не было. Проблема была в том, чтобы получить удовольствие от процесса записи. Мы перепробовали здесь уже всё и вся, нам стало просто скучно. В Штатах, надеюсь, всё по-другому будет. В Нью-Йорке очень кайфово.Там атмосфера подвигает к творчеству, самовыражению. Весь воздух этим пропитан. А когда есть общий кайф, что-нибудь обязательно родится, пусть даже прямо в студии. Я знаю это по своему опыту.

Часто было такое?

Конечно. Та же «Моя любовь» была придумана за несколько часов. Мы играли, Димка (автор текстов и клавишник «Аукцыона» Дмитрий Озерский. — Прим. ред.) на ходу слова писал… Мне, кстати, очень нравится, когда всё на ходу. Есть такая древнерусская традиция: люди садятся за стол, напиваются вусмерть, потом кто-нибудь один встаёти начинает гнать какие-то бессвязные, на первый взгляд, вещи, но очень ритмично, без пауз. Такой поток сознания. Можно назвать это первым русским рэпом.

Давайте поговорим о вашей новой работе с Владимиром Волковым. Кстати, что такое «Безондерс»?

В переводе с немецкого — «особенно».

Почему вы решили делать альбом на стихи Введенского, а не кого-либо другого?

Я давно хотел. Для меня Введенский — наверное, вершина русской поэзии. Я впервые прочел несколько его текстов в 1988 году в ленинградской газете «Смена». Тогда никто о нём ничего совершенно не знал. Его было запрещено не то что печатать — даже упоминать. Я прочёл и подумал: «Нифига себе!» И с тех пор творчеством Введенского заинтересовался. Я вообще люблю эзотерические, абсурдистские вещи. В них гораздо больше пространства по сравнению с обычной поэзией.

© webmaster@auctyon.ru